20.10.19   карта сайта   настройки   войти
Сайт свободных игровых коммуникаций
      Зарегистрироваться
  Забыли пароль
логин пароль
поиск
Лучшее
событие Интерактивное образование+2
текст Игра-поэма 1905 / Колонка редактора
05.08.2015
Рекомендации: +:0     :0
Художественное высказывание, сделанное в виде ролевой игры.Мастерская группа «Лестница в небо», 29 июля – 2 августа 1915 года, Подмосковье, около 500 участников. Сразу про итоги. Революции не случилось, случились либеральные реформы сверху. Избрано законосовещательное собрание (аналог Государственной Думы), в котором большинство получила партия РСДРП (5 из 12 мест + 1 сочувствующий). Николай II Романов, царь, был принят в РСДРП почётным членом за прогрессивные социалистические реформы и получил партбилет N 1. Я, как мастер по политике и революции, проиграл. От хруста французской булки земля дрожала вокруг полигона. Но результатом происшедшей игры удовлетворён. Все трое суток игра катилась, запланированный результат достигнут, революционеры получили свою трагическую судьбу, Россия обрела парламент. Мы коллективно творили Россию из нашей мечты. Сначала это были курьёзы вроде Мариинского театра на Васильевском острове. А в конце – вдохновляющее заседание Государственной Думы, которая случилась в виртуальной истории при общественном согласии и минимуме конфликтов в Отечестве. Алексей Кулаков (Николай II) сделал вывод в конце игры, что революции случаются там, где у власти есть реакционеры. Чтобы преодолеть их сопротивление, требуется насилие и принуждение. Там, где система способна дать внятный ответ на вызов, революция не произойдёт. Чтобы раскачать лодку в современной России, надо культивировать и лелеять всяких сидякиных, мизулиных и прочих железняков. Если вместо вменяемого ответа система реагирует игнором и закручиванием гаек, бабахнет обязательно. Игра-поэма Я хочу начать этот текст с большой цитаты – нашего манифеста. Автор его Владимир Серветник (Змейсс). Культурно-исторический проект «1905» обращается к простому русскому чувству необъяснимого, предельного, граничного, тому, что находится на обрыве чувств и телеграфных проводов, на краю мира. Мы предпочитаем называть это ощущение любовью, и о нем делаем свой проект. Мы говорим о России начала ХХ века, времени, когда еще ничего не было решено, но уже начало решаться.. 1905 год мы взяли прежде всего как метафору русского чистосердечного: нам интересно русское вообще, все, что происходило и происходит в нашей стране с людьми, их муками и мечтаниями. Это — разлом старого имперского мира и создание мира нового, это то, как целый народ дошел до ручки, а потом повернул ее и отворил дверь в будущее. В 1905 году началось нынешнее время, примем этот факт как основу нашего интереса. Центральным событием проекта станет игра-поэма «1905», смоделированная русскими людьми ситуация столкновения русских людей друг с другом и с демонами собственными и чужими. Эта поэма об одиночестве и о том, что все русские люди прежде всего поэты, а потом уже люди. А также о противостоянии человека и стихии. Вернее, не так: когда мы говорим о противостоянии, мы подразумеваем борьбу сторон, в нашем случае борьба — это пробираться через болота и буераки русской жизни. Нет противостояния, есть русский человек, который находится в тумане или в темноте. Человек в тумане остается человеком, но не знает, куда ему идти. Туман — это незнание того, что делать (и мещанин, и революционер делают порой то, что делают, так, как они привыкли, не понимая, для чего). Человек в темноте вынимает свое сердце, чтобы сделать свет, этим он побеждает. Тьма — это невежество и глупость пугающих масс (невежество пролетариата для царя, невежество консерваторов для эсера, невежество непонимания правильного устройства). В обоих случаях мы можем сказать, что есть некто, кто совершает поступок , но это не скучная сказка о выборе, а история о том, как ты бредешь и выходишь на свет — или делаешь свет сам из себя. Наша игра для нас — художественное высказывание, такая же поэтическая форма, какой были «Мертвые Души» для Гоголя. Герой нашей поэмы — Россия, о ней и поём. Русским человеком мы назовем такого, кто любит Россию, желает ей добра и говорит о ней на свой лад, как вот мы — на свой. Для этого термина, как и у всех остальных в нашем проекте, важно прежде всего символическое значение.<...> У него, у русского человека, есть вот такие характеристики: его мука, его мечта и метод реализации этой мечты. Мукой он живет, она хранит его и заставляет жить, с ней он свыкается, ее преодолевает. Русский человек беден, или непонят, или одинок, или гордо погибает, и все это непереносимо (но он переносит). Мечта — это то, каким он видит весь мир без муки. Вот случится, тогда заживем! Царя скинем, коммунизм построим, степи засажаем кукурузой, тюрьмы оппозицией, лавки детьми. И мечтательная жизнь начнется тогда! Метод для нашего человека — это то, как он понимает изменение России. Идея не стоит слезинки ребенка, значит, не будем мы обижать детей, даже и ради мечты. А иной человек по-другому добрый, он ради мечты мать продаст. У кого метод слова говорить, у кого пули слать. Один работает, другой плачет, третий пишет. Слова и писания важны, пока ничего не говоришь, ничего и не скажешь. В 1905 немые открывали рты, чтобы сказать о муке своей и о мечте, шли с образами по Петербургу, или шли на баррикады, или на сопки Манчжурии. Тогда еще не разговаривали, как сейчас, только чтобы пооткрывать рты, а хотели говорить, чтобы сказать, хотели и слушать. В России вокруг тебя везде что-нибудь огромное. И русский человек, кем бы он ни был, делает шаг в это огромное, изменяет его или хотя бы мифологизирует. Наша игра о русском мифе. Запланированы: маленькая победоносная война, народные гуляния, переходящие в казни, манифесты, статьи, выступления с трибун, с броневиков, со сцены. Но в основном мы, простые поэты, приглашаем вас, простых поэтов, языком ролевой игры черкануть пару строчек о том, что нам важно: о Родине, о любви и о поступках, которые меняют первую и показывают вторую. Весь минувший год я жил в этом поэтическим мире Для меня 1905 – самый сложный и важный проект за все 23 года ролевой жизни, в котором я смог поговорить с друзьями о волнующих меня темах российской истории и современности. Честно говоря, вопросов опять стало больше, чем ответов. Мы радикально отличаемся от наших предков 100-летней давности. Тогда еще не разговаривали, как сейчас, только чтобы пооткрывать рты, а хотели говорить, чтобы сказать, хотели и слушать. Будучи коммунистом по убеждениям, я открыл для себя множество выдающихся людей из противоположного лагеря. Это, к примеру С.В.Зубатов, начальник охранного отделения и автор концепции зубатовского социализма, создатель легальных рабочих союзов при поддержке власти. В молодости он был народовольцем, но затем «прозрел», возглавил охранное отделение в Москве и фактически победил социалистическую идею на вверенной территории силой убеждения, перетащив на свою сторону многих социалистов и революционеров. Добивался он этого поддержкой рабочих в их экономических правах и давлением на буржуев. Уйдя на повышение в Петербург, вступил в жесткий конфликт с министром Плеве и был отправлен в отставку. Мы вернули его из ссылки и сделали чиновником по особым поручениям. Это также К.Победоносцев, который в своей работе «О власти и начальстве» (всем рекомендую к прочтению) предвосхитил немало книг по творческому менеджменту, хотя считался лютым консерватором и противником любых реформ. Он был фактически куратором российского свода законов, учителем права и наставником для двух последних русских царей. Монархию российскую он воспринимал как дарованный свыше мировой порядок. «Император Всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный – повиноваться верховной Его власти не токмо за страх, но и за совесть сам Бог повелевает». Его история тоже весьма печальна. В декабре 1904 года либеральные министры пришли к царю на приём с просьбой об учреждении парламента и конституционной монархии. Министры попросили не приглашать Победоносцева на это заседание, но Николай II конечно же их не послушал. Победоносцев резко высказался о предложенном законопроекте «Какая чушь» и единолично разогнал либералов. Меньше чем через месяц произошло Кровавое воскресенье. Победоносцеву пришлось смирить гордыню, подготовить правки в Свод законов и написать Манифест от 17 октября 1905 года, даровавший России парламент. Сразу после этого герой нашего очерка ушел в отставку, не будучи согласным с произошедшей реформой. Возможно, в чём-то он был прав. Революция 1905 была либеральной и вынесла наверх, в публичную политику, много новых лиц – Милюкова, Гучкова, Родзянко... Это люди, руками которых в немалой степени совершилась Февральская революция 1917 года. Впрочем, до этого ещё 12 лет, так что вернёмся в нашу эпоху. Структура политической игры Как мы дошли до жизни такой? Читайте записки мастера по политике. Опираться в своем изложении минувших событий я буду на политическую ролёвку. Автор структуры политической игры – Дмитрий Антипов (Невилл). Я занимался её воплощением и наполнением. Старт игровых событий – август 1904 года, яблочный Спас. В Манчжурии уже идёт война, но Порт-Артур ещё не пал, а Кровавое Воскресенье не случилось. Мы выделяли три слоя в политической жизни : геополитику, политику внутреннюю и эзотерику. Геополитика В ней общались сильные мира сего – царь и его семья, министры, послы из разных государств, аристократы, шпионы, крупные промышленники и военачальники. Геополитика сказывалась прежде всего на стратегической и экономической игре. Индустрия в России была построена на иностранные деньги, поэтому у иноземцев было довольно много разных способов воздействия на экономику. Например, отобрать оружейный завод, выкупить оружие в Петербурге и отправить его японцам. Кроме того, российский флот в стратегической игре вышел из порта в Санкт-Петербурге и двигался с заходом в порты разных стран для дозаправки углём. Иностранные державы могли открывать и закрывать порты, а Англия распоряжалась ещё и Суэцким каналом. В верхушке мы моделировали прежде всего отношения Англии и Германии. Англия пыталась защитить свои интересы в Индии, убрав Россию подальше от своей зоны влияния в Азии, по возможности отхапав Персию, Бухару и Коканд. Для этого Россия должна была увязнуть в войне с Японией. В преддверии Первой мировой войны Англия пыталась втянуть Россию в Антанту - союз против Германии, в который также входила бы Франция. Точка воздействия на царя – мать Николая II, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна (Рута), чья сестра в тот момент была королевой Великобритании. Из чиновников на стороне либералов были Святополк-Мирский – министр внутренних дел и Витте – председатель кабинета министров. Германское посольство стремилось затянуть Россию в Тройственный союз с Австрией и Италией, чтобы дружить против Англии. Германия претендовала на важное место в торговле с Россией, поддерживала её в войне с Японией, но также занималась промышленным шпионажем и организацией научно-технических обществ. В её цели также входило отделение Польши. Их точка воздействия на царя – Александра Фёдоровна, жена царя и немецкая принцесса. В правящих кругах за Германию в целом были министр Дурново (МакДуф) и семья Фредериксов. Английский посол Чарльз Гардинг (Олаф из Воронежа), с присущими ему дипломатическим тактом и смирением, потребовал у России отвести войска из Средней Азии , передать Великобритании Персию и ряд земель. Александре Фёдоровне он указывал на многочисленные недостатки невестки. В результате посольство получило ноту о том, что посол объявляется персоной Нон-Грата. Тут в дело вмешался генерал-губернатор Санкт-Петербурга г-н Трепов. Пытаясь исполнить решение о выдворении Гардинга, с немалой дипломатичностью он ворвался в английское посольство в сопровождении солдат, и отхлестал посла перчаткой по морде, чем сделал Гардингу отличный подарок. Выдворение отменилось, Англия наложила эмбарго на торговлю с Россией, зашла речь о вступлении Великобритании в войну на стороне Японии, российский флот (стратигра) застрял в промежуточных портах, а из дворца приходили к послу высокие чины просить прощения. Увы, инцидент с английским послом Трепова особо ничему не научил. Через некоторое время он с не меньшим изяществом выбил дверь в немецкое посольство с целью ареста Конни Циллакиуса – финского революционера, финансировавшего подпольщиков на японские деньги. Вторжение опять сопровождалось дипломатическим скандалом. До меня доходили слухи, что после этого Трепова уволили, но приказа я не видел. Итогом усилий г-на Трепова на дипломатическом фронте явилась бурная переписка императорствующих особ с целью не начать мировую войну прямо сейчас. Англия неплохо подгадила России в Большой игре и на японском фронте, Германия отжала изрядно автономии для Польши. В перспективе замаячила большая мирная конференция с целью оттянуть неизбежную войну хотя бы лет на 10. У дипломатов из посольств также был слой игры в политическом поле и на уровне микроэкономики. Так, англичане поддерживали подпольную торговлю опиумом, масонскую ложу и всех подряд социалистов с либералами. Германия была более склонна к оккультизму и инженерным наукам. Гектор, игравший русского изобретателя радио Попова, с грустью заметил, что смог найти поддержку и интерес к своей деятельности только у немцев. Настоящие иностранцы на игре В этот раз мы принимали двух наших шведских коллег-ролевиков. Оба они были под личинами журналистов. Но Эрик Пихл взял себе роль Конни Целлакиуса, финского социалиста и революционера, о котором я писал выше. Вёл он себя довольно активно – печатал листовки для революционеров, служил передаточным звеном средств для японских шпионов. Под конец был арестован и посажен в кутузку, подвергнут допросу и сбежал через открытое окно на финальный парад. Внутренняя политика Рабочее движение О том, что пролетарская революция в нашей игровой России невозможна, я догадался утром первого же дня игры, увидев лидера эсеров Гоца (Анархист) и лидера большевиков Джугашвили (Скуридин), дружно бухающими «за Русь Матушку». Когда я пришёл на завод, Коллонтай (Ольга Черкашина) сообщила мне, что рабочим просто нечего требовать. Службы перед сменой им служит лично митрополит. Царь-батюшка лично проверяет условия работы, устанавливает минимальную зарплату, пенсионы пострадавшим на производстве, уравнивает женщин в правах с мужчинами, присылает врачей. Сам буржуй и заводовладелец сидит за станком и работает наравне со всеми. Честно говоря, в этот момент я поставил на рабочих как революционной силе большой и жирный крест. И лишь после игры мудрые беспризорники подсказали мне хорошую идею про новое крепостное право. Рабочие при таких порядках фактически становились новыми крепостными. Вместо достойной оплаты труда, когда рабочий может выбирать, где жить и как питаться, его привязывают к общежитию, заводской лавке и столовой. Рабочий по-прежнему бесправен, не имеет никакой собственности, а работодатель волен дать или отнять его блага. Ох уж эти беспризорники. Я видел, как они давали интервью телевизионщикам. «Отработали мы смену по рублю каждому. А на паперти мы за то же время по пять рублёв имеем». С ними была связана ещё одна история – Джугашвили всё-таки попал в кутузку вместе с парой уголовников. Беспризорца Васька (Яна Дылдина) выпустила их из камеры охранки, а потом пал в ноги царю и отмолила себе прощение – дескать освободила любимого уголовничка по большой любви, а остальные сами разбежались. Изначально мы планировали в рабочем движении сделать легальные зубатовские профсоюзы, которые возглавляли поп Гапон и Евдокия Вакар. Остальные политические силы должны были вовлекать трудовой народ в свои сети. Гапон развил бурную деятельность, съездил на войну, где тоже пожёг глаголом. Но в конце концов он попытался защитить в суде радикального революционера, покушавшегося на нашу железобетонную стабильность, счёл себя грешником, постригся в монахи и ушел из политической борьбы. А Евдокия Вакар и Александра Коллонтай вошли в новую Думу. Мы с трудом изыскивали хоть какие-то поводы для протестов. Вот государство отобрало завод у Рябушинских и поставило под свой контроль. Условия на заводе стали хуже. Пришлось устраивать стачку под девизом «Верните барина, при нём было лучше». Гапон собрал-таки демонстрацию и крестным ходом пошёл к царю просить парламента, гражданских свобод и охолонить произвол охранки. Но и тут случился облом – царь батюшка вышел к народу и удовлетворил требования петиции. Спели хором «Боже, царя храни» и разошлись по домам. Ми ми ми. Эсеры Это была наиболее сильная группа революционно настроенных граждан. Исторически они произошли из народовольцев, озабоченных крестьянским вопросом. Но поскольку крестьян на игре не было, мы модифицировали их мечту. В России уже давно есть всё необходимое для построения социализма. Идейно это крестьянская община. Но в городе рабочих загнали под плинтус и нещадно эксплуатируют как рабов. Чтобы выйти из этого тупика, необходимо предоставить рабочим право на самоуправление – сформировать заводскую общину. При этом не отрицался капитализм как таковой – собственнику тоже должна была достаться доля. Методом для этого эсеры считали террор. В реальной истории движения эсеров был такой персонаж – Евно Азеф. Он являлся одновременно агентом охранки и одним из лидеров Боевой Организации. Под конец его деятельность в БО сводилась к постановке для эсеров ложных и невыполнимых целей. В нашей реальности таким Азефом был Михаил Гоц (Анархист). Однако, задумка была не настолько простой. Гоц по легенде был дружен с генерал-губернатором Треповым (Бромберг), и они совместно использовали бы боевую организацию для решения проблем Трепова. Частично так и произошло – руками эсеров был устранён министр внутренних дел Святополк-Мирский, что позволило генерал-губернатору занять его место. Но изначально Трепов (в инкарнации Меркулова) собирался участвовать в замене царя на его брата Михаила с более жёсткой программой. Бромберг остался лоялен Николаю, что привело к плачевным последствиям для эсеровских организаций. Ячеек было три – Савинкова, Гершуни и Гоца. Между собой были знакомы только лидеры эсеров и Лотта(Софья Летова), которая давно была в партии. Остальные члены эсеровской организации были законспирированы и долго не знали друг друга. Савинков (Денна) и Гершуни (Ван) сами формировали свои ячейки. К Гоцу отправлялись все желающие эсеровской судьбы, но пришедшие со стороны. Постепенно, однако, эсеры перезнакомились между собой в чатах и вконтактах, произошла утечка. Кременецкий (Гирт), как начальник охранки, не зря ел свой хлеб и переловил лидеров и активистов фактически в первый же день. У Кременецкого вводная была бесхитростная – верный пёс режима. Он свою работу делал хорошо. К силовикам у меня одна серьёзная претензия, которая выбешивает. Но поделать я ничего не могу, ибо формально они правы. Чтобы не держать в КПЗ арестованных бомбистов, мы включили в свод законов возможности ускоренного и негласного производства. Т.е. если охранка арестовывает человека в подпольной типографии с бомбой в руках в два часа ночи, то его не надо мурыжить до утра в кутузке, а можно тихонько расстрелять. Увы, этой лазейкой в законодательстве воспользовались игроки из правоохранительной системы и провели закрытые суды над лидерами эсеров, дабы не будоражить общественное мнение. В результате не стали достоянием общественности последние речи Гершуни и Савинкова. Не узнали журналисты и о том, что адвокату эсеров просто не давали ознакомиться с делом. Гершуни, по мнению рабочих, был осуждён несправедливо, что даже породило волнения в их среде. Считаю это преступлением против игры. Желание выиграть ролевуху, прицел на эффективность уничтожили три красивых главы нашей книги про революцию. А 20 часов в КПЗ всё равно провела Лотта, но по решению суда, который назначил ей медицинскую экспертизу. Её прямо в камере убил офицер охранки. Савинков и Гершуни отправились на каторгу в Манчжурию.В Манчжурии, конечно, была подпольная типография, но люди там быстро перековывались в патриотов. С японцами переговоры были невозможны, ибо игротехники. Хочешь не хочешь, а беги и стреляй. Тем не менее, меры по конспирации дали свои плоды. На свободе остались все бомбисты эсеров и около 50 процентов личного состава. Больше всего подвигов совершила Евдокия Усова, она же Мария Школьник, она же Ксеняка – проводница в вагоне. Ей удалось совершить два убийства. Одно из них – исполнение приговора в адрес провокатора Гоца. Уже в пути она принесла чай в купе и задвинула бомбу Гоцу под сиденье. Ксеняка проявила себя ещё и в шпионаже – передала информацию российского генштаба японцам. Благодаря ей в Петербург вернулся ящик с неразорвавшимися гранатами, ушедший затем на чёрный рынок. Что касается бомб, то мы давали их всем желающим, которые могли их собрать или найти специалиста по сборке. Всего специалистов было пять. Единственное, что мы ограничивали – количество детонаторов, доступных на полигоне – от четырёх до шести. Новые детонаторы вводились по мере расходования старых. Основной канал вброса – кафе Сансара, которое держала Ё-вин. Про неё я расскажу ниже. Эпик-фейл террористов – вручение бомбы с взрывным детонатором прямо в руки Святополк-Мирскому. «Что это?» «Это бомба!» Он её спокойно выбросил в окно и не пострадал. Правда, следующее покушение на Святополк-Мирского оказалось удачным, и он погиб. На следующее утро в постели его вдовы был обнаружен аспирант юридического факультета Андрей Януарьевич Вышинский. Ещё одна ячейка социал-бомбистов была на телеграфе. Они хорошо конспирировались и не были связаны с ЦК эсеров. Их бомбой был убит С.В.Зубатов. Кстати, ещё один законспирированный агент в игре – водитель Савинкова Георгий Белецкий (Радомир). Он был человеком Зубатова, напрямую с охранкой не работал. Тем не менее, какие-то утечки через него происходили. В обратную сторону тоже верно, я старался выстраивать отношения симметрично. Прокурор, которого играл Тайрен Эрнамо, был членом Боевой организации эсеров. Правда, в результате неконтролируемой и неизвестной мне утечки, в охранке об этом знали. Догадавшись, что среди них провокатор, ячейка Гершуни всю ночь пытала Азефа. Убедившись в его невиновности, они отнесли его в госпиталь и выхаживали совместными усилиями. К концу игры эсеров возглавлял чиновник Злокозненский (Винокуров). Он одновременно держал в руках две ветки – терроризм и легальное представительство в Думе. Сохранлось около 50 процентов изначального состава, включая бомбоделов. Но в целом эсеровское движение было разгромлено. РСДРП Вообще-то они выиграли ролевую игру – сформировали коалицию в парламенте, имея почти половину голосов, приняли царя почётным членом в партию. Ядром РСДРП был ресторан Батум имени Орлика, который играл Л.Красина. У них всё было хорошо, это была настоящая партия хозяйственных хомяков (в хорошем смысле слова)! Подпольная типография печатала листовки на коммерческой основе. Финальный план был – обкешиться и в конце игры отправиться в эмиграцию. За сутки до конца игры я намекнул Джугашвили, что было бы неплохо всё-таки подействовать. РСДРП запланировала теракт – взрыв складов на заводе, когда там никого не будет. Во внутрипартийной дискуссии 1905 победили меньшевики. Красин и Коллонтай вошли в Думу, Джугашвили сбежал из камеры при помощи беспризорников. Единственное огорчение было в том, что типографию коммунисты свернули задолго до конца игры и в выборах их подпольная литература уже не участвовала. Либералы Программа-минимум нашей игры была в создании российского парламента. Это, если хотите, рельсы. Просто мы не ожидали, что это событие произойдёт столь плюшево и мирно. Меня часто перед игрой спрашивали, возможна ли на нашей игре революция. Ответ – да. Империя Российская управлялась на твердых основаниях положительных законов, учреждений и уставов от Самодержавной власти исходящих. Мы подготовили законодательство, которое описывало структуру власти в реалиях игры. Чтобы сделать революцию, необходимо было написать свой свод законов, который менял бы существующий порядок. Законы были игровой сущностью, которую можно было менять. Для РСДРП и эсеров образцом такого законодательства была Конституция 1918 года. Либералы ориентировались на исторический Манифест 17 октября и Свод законов в редакции 1906 года, где была прописана законосовещательная Дума. Либералы были фактически легальной партией, могли публиковаться в официальных газетах. Министр внутренних дел Святополк-Мирский и председатель Кабинета министров были открытыми либералами и англофилами. А чтобы либеральная реформа случилась, мы попросили помощи у Милюкова (в истории лидер кадетов, играл Вай-Цзы) и Родзянко (лидер октябристов, играл Ил Ребров). Милюков организовал общественное мнение, а Ил Ребров, будучи на тот момент министром юстиции, изменения в законодательстве. Либералам сопутствовала удача. Милюкову удалось совершенно случайно глубокой ночью получить аудиенцию у Александры Фёдоровны, вдовствующей императрицы и сторонницы английского пути развития. На аудиенции появился царь, которому Милюков вручил манифест о законосовещательном органе. И это уже был не первый такой документ. Поэтому, когда на утро пришел крестный ход имени Гапона, царь согласился на создание представительного органа. Выборы, как и в истории, были непрямыми. Каждое сословие выдвигало своих депутатов. Как я уже писал выше, самой представительной партией в Думе оказалась РСДРП. А вот самому Милюкову не повезло. В манифесте забыли прописать ограничения для женщин на право избирать и быть избранным. В его курии голосовал театр из 12 актрис. Поэтому он с треском проиграл выборы Коллонтай (Ольга Черкашина). Не будем за него огорчаться, ибо Милюков был назначен товарищем министра юстиции. У него всё впереди. Черная сотня и еврейский вопрос Вот где был полный кошмар. Никто не хочет в наши дни играть фашистов. На игру я вышел с полным отсутствием черносотенцев и неуверенным обещанием Ивана Кузьмина завести парочку таковых в рабочем квартале. На черносотенца пытался заявиться Илья Соломонович Шац, но он был сильно занят в своей фотомастерской и на погромы не собрался. В истории была фигура Петра Рачковского (Роман Бойко), в нашей игре вице-директора департамента полиции. По одной из версий он являлся автором протоколов Сионских мудрецов. Я пытался зацепиться за эту историю и сделать из него лидера консерваторов и черносотенцев, но увы – не взлетело. В результате на игре оказалось штук 15 евреев и никаких шансов устроить еврейский погром. Через дом от департамента полиции стоял кабак Минора Соломоновича, в котором каждый день крутили пластинку с Интернационалом и «Семь сОрок». Ох, как же я вместе с Шагги пытался навести погром на это питейное заведение. Наконец, мне объяснили офицеры полиции, что за этот кабак заступился лично Григорий Ефимович Распутин. Под такой защитой ни о каком погроме не могло идти речи. Я не унимался и наконец сделал черносотенцев из мертвятника. Это были небезызвестный Анархист и Тигра. Но и здесь попытки разрушить гнездо мирового сионизма, спаивавшее русский народ, не пострадало. Но про этих черносотенцев следует, однако, рассказать. В Петербурге, в дальнем уголке, стояла кофейня Сансара. Держала её Вера Лебеда (Ё-вин), которая несколько лет провела в Манчжурии. Мало кто, правда, знал, что мотала она там срок за мошенничество. Дело прошлое, но с тех времён сохранилось у Веры Лебеды увлечение Востоком. Вернее желание дурить головы богатым дамам восточной мистикой и тайным курением опиума. По совместительству это кафе являлось конспиративной квартирой эсеров. Там они собирали свои бомбы. В Манчжурии жила девушка Мария Порфирина (Черкашина Инна), которую отправили туда от греха подальше родители за связи с неблагонадёжными элементами. В Петербурге она могла находиться лишь под надзором близких родственников. Связи с Сансарой Мария не прервала, а тут ещё увлечение Востоком добавилось к вольнодумству. И надо же такому случиться, они с отцом сели в поезд на Петербург, а отца в последний момент сняли с поезда по состоянию раны. Прибыв в Петербург, Мария осталась одна. Она дисциплинированно пришла в полицейский департамент и повинилась в нарушении режима. Но единственный адрес, который был ей известен в Петербурге – кафе Сансара. Представьте же ощущение Веры Лебеды, у которой в одной комнате курят опиум, а в другой делают бомбу, когда на её пороге появляются два жандарма и приводят девушку, с предписанием здесь жить. Тем не менее, этот эпизод завершился благополучно для Сансары. При чём же здесь черносотенцы? Ровно в этот момент из мертвятника были выпущены два громилы. Григорий Ефимович Распутин возглавил эту компанию и предложил разгромить опиумокурильню. Сказано – сделано. Кафе сожгли, а его обитателям проломили головы. Мария Порфирина в госпитале перед смертью всё переживала, что нарушает полицейский режим, удалившись более чем на 5 метров от предписанного места жительства. Но врачи сочли это бредом. А Григория Распутина судили за этот погром судом присяжных. Но он лишь говорил : «пока дом горел, я стоял рядом молился. А пострадавших при погроме самолично отнёс в госпиталь». Это была чистая правда, и его оправдали. Эзотерика, тайные ложи и явные союзы Тайных лож у нас было немало, но серьёзного влияния на игру они не оказали. Прежде всего, это масоны, которых курировали англичане. Целью масонской ложи была месть за Жака де Моле, уничтожение монархии в России через принесение царя в жертву. Жертвоприношение уже происходило в Англии и во Франции, теперь очередь дошла до России. Царь – избранник и жертва. Убивая царя, ты возрождаешь мир в новом качестве. Но всё не так просто - убийства царей должны происходить в результате судебного приговора. В массовом сознании должен был сформироваться запрос на казнь монарха за Ходынку, неудачную войну и другие преступления. Свелось это, правда, к передаче денег, взрывчатки и детонаторов разным революционерам, что тоже неплохо. Но основная цель была не выполнена. Антимасонов возглавлял Митрополит Антоний (Поликарпов Дмитрий). Антимасоны появились в России при Павле Первом с целью защитить монархию, легко догадаться, от масонов. У них была своя замута – возвести на трон царя из династии Рюриковичей. После того, как Петра Первого подменили, в династии Романовых не осталось ни капли русской крови, а посему надо вернуть власть истинным царям, ведущим род от Владимира Красное Солнышко. И представитель династии сыскался – Станислав Щесны, он же Феликс Дзержинский (игрок НекроВсё). Тут всё не очень сработало, поскольку святые отцы более предавались молитве, чем политике. Дошло до смешного. Вместо строительства Казанского Собора наши пастыри закатили отличный молебен. Но в первый же вечер в храме отвалились двери. Что до Дзержинского, то он в конце игры отправился в Польшу, дабы при поддержке немцев брать власть там. Про черносотенцев я писал выше, их не было. Я попытался сформировать консервативное общество неравнодушных граждан по наведению порядка в стране, целью которого было уничтожение смутьянов без суда и следствия, но получил вежливые и твёрдые отказы от всех, к кому обращался. Монархисты и консерваторы остались в легальном поле. Эзотерикой у нас занимались многие. Еля Карева играла Блаватскую и пророчила всяческие беды и катаклизмы. Немцы собирали эзотерическое фаустовское общество, в котором почему-то привечали наших российских инженеров. Была ещё одна завязка, которая в результате выстрелила в виде событий в Сансаре, описанных выше. В Манчжурии была семья китайцев, которая искала Бодхисатву – праведное воплощение. Согласно пророчеству, новый Бодхисатва должен был появиться в Петербурге. Задачей питерского представительства Восточной ложи было найти нужных кандидатов (таковыми были по нашей задумке Иоанн Кронштадтский и Григорий Распутин), а затем из Манчжурии должен был приехать монах для финальной проверки. Согласно критериям, Избранный должен был быть не поражаемым холодным оружием. К счастью или на беду, до финальной проверки не дошло. Феминистки и прочие борцы за права женщин так и не сорганизовались во что-то серьезное. У нас и дискриминации-то не было толком, царь уравнял женщин с мужчинами в правах в первый же день. В истории, правда, русские суфражистки тоже не оставили следа. В 1905 собрали союз, от которого ничего не осталось уже в 1906. Тайное общество по раскачиванию лодки имени прокурора Корейво (Корсар) тоже не достигло результатов. Сюжет этого общества основывался на «Статском советнике» Акунина, а Корейво был князем Пожарским. У них были все заходы во все тайные общества и союзы на игре. Но раскачать получившийся стабильный монолит нам не удалось даже совместными усилиями. Поэтому прокурор пил коньяк на третьем этаже своего особняка в Петербурге. Ну должен же у прокурора быть трёхэтажный особняк, по сравнению с которым Зимний дворец кажется жалким сараем. Темы, на которые просто уже не хватило душевных сил : • Сепаратизм. Любому, кто заявлялся нерусским, предлагалось требовать права наций на самоопределение. У поляков это даже как-то удачно закончилось. Грузины отказались. Армяне ушли в далёкую виртуальность. А евреев просто некому было бить ?. • Политический красный крест. Тему благотворительности и помощи обездоленным тянула Софья Новицкая (Томка Инь). У них происходили благотворительные мероприятия. Было жгучее желание подсунуть в эту благостную картинку Политический красный крест, который исторически существовал и оказывал помощь исключительно политическим заключённым, терроризируя охранку. • Евразийство. Исторически существовавшее течение, которое поддерживала семья Трубецких, о том, что Россия есть не чисто европейская или азиатская культура, а мост между ними. Для японцев здесь была бы игра в убеждение российской аристократии в том, что нормальная форма правления для России – деспотия, невозможность демократии и мирной смены власти, усиление реакционных настроений. Что зашло, а что нет Очень удачной оказалась идея с номерами паспортов. Настоящие от фальшивых паспортов отличались свойствами номера. Если номер делился на два или на три, то он ВОЗМОЖНО был поддельным. Это надо было уточнять через запрос в Присутствие. Был ещё один закрытый критерий. Если номер делился на 7, то паспорт точно был фальшивым. Полиция проверяла паспорта регулярно и доставила много неприятностей революционерам. Совершенно не зашли шифры. Мы использовали шифр Виженера, но за всю игру им воспользовались лишь однажды, да и то не смогли расшифровать, даже зная кодовую фразу. К тому же телеграммы по настоящему телеграфу (с точками и тире) доходили с большими искажениями. Словесный портрет. Мы подготовили к игре досье на революционеров и преступников в формате самодоноса – словесного описания по определённой форме. Но как оказалось, человек не в состоянии самостоятельно составить свой словесный портрет. У него отключается самокритика, и все параметры оказываются средними. С досье в охранке и полиции тоже всерьез никто не работал. Идея с игровым законодательством и его изменением в процессе игры силами игроков в целом сработала, хотя и не столь радикально и массово, как хотелось бы. Моралька Сей тяжелый, но интересный труд завершён. Мне будет его не хватать. Ещё немного погудим в Сети, а потом 1905 уйдёт в историю. Получилось совсем не похоже на оригинал, скорее сладкий лубок, французская булка и идеальное общество, в котором все умеют услышать друг друга. Я очень поддерживаю толерастию в жизни, хотя для игры это плохо. Но такова наша сегодняшняя эпоха. Если бы 1905 случился в 90-х годах, то в нашем игровом Петербурге непрерывно дрались бы на баррикадах. Если бы в середине первого десятилетия 2000-х, дело кончилось бы всеобщим восстанием и кровопролитием в конце. А сегодня у нас получилось прекрасное прошлое. Вот так бы из него и уйти в светлое будущее через доброе настоящее. И раз уж я в своём отчёте грешу цитатами, то вспомним Чернышевского с его ответом на вечный русский вопрос «Что делать» : Говори же всем: вот что в будущем, будущее светло и прекрасно. Любите его, стремитесь к нему, работайте для него, приближайте его, переносите из него в настоящее, сколько можете перенести: настолько будет светла и добра, богата радостью и наслаждением ваша жизнь, насколько вы умеете перенести в нее из будущего. Ссылка по теме Политические материалы • Свод законов Российской империи • Политический справочник • Политическая ролёвка • Форма для словесного портрета • Форма досье для словесного портрета • Этот отчёт Доступны на Google Doc в этой папке.
 первые 20 первые 20 следующие 20 следующие 20 

Рекомендации

НравитсяНе нравится

Комментарии (0)

 
порядок:
 первые 20 первые 20 следующие 20 следующие 20 
Лица игр

Митяй
(Дмитрий Иоффе. Питер)
Ближайшие события
все регионы

Заявиться через: allrpg | rpgdb



Ролевые ресурсы
Другие игры и ресурсы
Настольная игра Берсерк

Клуб любителей Munchkin

Улун - знаменитый китайский чай

Конные прогулки в Подмосковье




дизайн портала - Срочно Маркетинг

TopList
  первая     наверх
info@rpg.ru