25.02.20   карта сайта   настройки   войти
Сайт свободных игровых коммуникаций
Умереть в Иерусалиме
Донжон
      Зарегистрироваться
  Забыли пароль
логин пароль
поиск
Лучшее
текст Алгоритм "Хочу поехать на игру"+2
видео О трудностях создания инноваций+2
событие Интерактивное образование+2
пользователь жж ny_rpg / Пользователи ЖЖ
Ссылка: http://community.livejournal.com/ny_rpg/
Тип: Немодерируемый журнал

Анонс игры. Стар трек: академия звездного флота
Опубликован

Star Trek: Ex astris, scientia!
Академия звездного флота.
Анонс игры.

Академия звездного флота - самое престижное высшее учебное учреждение Федерации. Отбор начинается еще на этапе допуска к вступительным экзаменам, а сами экзамены выдерживают только лучшие из лучших.
Поступить в академию может представитель любой разумной расы, не нужно даже быть гражданином Федерации.
Академия готовит офицеров звездного флота: командную структуру, медиков, инженеров, научных сотрудников. Преподавать приглашают известных в своих дисциплинах ученых, в академии проводят исследования, тестируют новые изобретения, вспоминают хорошо забытое старое и адаптируют инопланетное.
Выпускники академии - офицеры и вольнонаемные служащие звездного флота, исследуют новые миры и цивилизации, смело отправляются туда, куда еще не ступала нога человека, а в случае необходимости - защищают федерацию от внешней, а порой и от внутренней угрозы.

Что мы играем

Собственно, академию. Заканчивается учебный год. Предстоят вступительные экзамены для абитуриентов, выпускные тесты для старших кадетов, переходные для остальных, последние лекции, парад, защита проектов и тому подобное. (Не спешите кричать: станки, станки!)
Академия не может оставаться в стороне от происходящего в "большом мире", а происходить будет много чего интересного, в чем таки или иначе будут замешаны курсанты и преподаватели.

Кого можно играть

Курсантов
Абитуриентов
Преподавателей
Администрацию
Почетных гостей
Непочетных гостей
Приглашенных лекторов
Родителей
Именных персонажей (при условии что персонаж в двадцать четвертом веке жив и относительно здоров)

Когда мы играем

labor day 2019 года
шестидесятые годы двадцать четвертого века
В зависимости от заявок, хотелось бы двухдневную игру.

Где мы играем

Опять же, в зависимости от заявок, Бостон или Торонто, откуда больше игроков. Если Бостон - то снимем на выходные помещение, если Торонто - то у меня дома.

Взнос

Будет

Мастера

Собственно, я, и Пашка-Торион, если есть желающие присоединиться - пишите и звоните.

Опция для детных

Если наберется достаточно народу с детьми, предлагаю организовать для детей нечто вроде "летнего лагеря" при академии, с "уроками" по физике, астрономии и прочим звездным дисциплинам, чтобы дети и были заняты, и не отвлекали родителей.
Если кто желает этим заняться - опять же, стучитесь.

Костюмы

Форма для курсантов и офицеров, свободный стиль одежды для всех остальных. Грим зависит от расы.

Канон

Стар трек: новое поколение, стар трек: глубокий космос 9, стар трек: вояджер.
Таймлайн сдвигается в плюс-минус несколько лет в игровых целях.
Смотреть и знать наизусть все серии не обязательно, знать общие принципы - крайне желательно.

Ребут стар трека и дискавери - не источники.



Опубликован
Народ, я хочу сказать, вы круты неимоверно, с вами проекты делать одно удовольствие.
Очень сильные образы - и по костюмам, и по отыгрышу. На игре было до чертовой матушки линий, было разбросано множество наводок и состыковок, чтобы народ мог выбрать, что именно хочет играть, и я неспособен, скорее всего, свести все их воедино в одном отчете, поэтому хотел сделать две вещи - открыть нить, чтобы вспомнить игровые моменты и написать, как положено в детективах, "что было после".



Несколько основных отсылок, которые не выдуманы, а позаимствованы:
- Линия Лидии Грейнджер и дворецкого, и вся идея насчет "одна немолодая леди всегда похожа на другую немолодую леди" взята из "A Murder is Announced" и "Twelve Stories", где есть похожая линия.
- Урсула Боурн, леди-горничная, есть персонаж цельнотянутый из "Murder of Roger Ackroyd" Агаты Кристи - а вот Дункан О'Коннор есть, от начала до конца и в полной мере, заслуга Тани, я добавил только несколько линий и отсылок.
- Бумажка под столом в библиотеке, исчерканная разным вариантом написания ¨possessed¨, "I am possessed" и "I die possessed", написанная человеком, составляющим завещания, который не мог вспомнить, как правильно пишется это слово, цельнотянута из рассказа Агаты Кристи "The Mysterious Affair at Styles" - я ее докинул, имея в виду то обстоятельство, что Черити и инспектор Джонсон независимо объявили, что их интересуют всякие связи с духами, потусторонние вещи и паранормальные явления - однако, бумажку первыми нашли братья Уэверли и, как после выяснилось, целый час бились над шифровкой...
- Линия полковника Края и вся пилокатавасия, с ним связанная, есть цитата из рассказа Честертона Салат полковника Крэя - я только, во-первых, заменил только этот безумный храм обезьяны на украденного белого будду, потому что описанное у Честертона чушь ахинейская, а во-вторых, полковника пришлось переименовать его в Края, чтобы не путали с Джоном Клеем (который из канона) - теоретически это позволено транскрипцией (как, например, Ватсон вместо Уотсон). Надо сказать, я изрядно оторопел, когда профессор и майор первым делом заподозрили в достойном офицере преступника, а не жертву...
- Описание спальни полковника есть цитата из рассказа "Пестрая лента" (The Speckled Band), в порядке намека на змею в сейфе для текстологов-канонистов - это никак не должно было сыграть.
- Уильям Шерлок Скотт Холмс это действительно полное имя персонажа по источнику, а вся логика знакомства с Артуром Уэверли построена на рассказе "Обряд дома Мейсгрейвов".
- Остальное выдумка, все совпадения случайны (с)

Теперь сцеры, что помню и видел (а видел я довольно мало, допишу еще, если вспомню больше, и буду очень рад если те, кто видел больше, напишет тоже - я тусил в основном по коридорам и почти не видел, что творилось в гостиных):

***
Артур Уэверли в кэбе увлеченно рассказывает про свою затею с алмазами: как он не взорвал установку, что у него получились настоящие алмазы, что он уже отправил продукт на оценку какому-то лондонскому ювелиру и получил довольно чистые камни. Профессор Беррисдейл благосклонно кивает, Дункан О'Коннор слушает вполуха (он боксер, ему неинтересно), Уильям Шерлок Скотт Холмс, который вспомнил, чем по жизни в 19 веке кончилась аналогичная афёра, меняется в лице: "Уэверли, прошу вас ни с кем это не обсуджать. Поговорим сперва, это очень важно!"

***
Бедная Лидия Грейнджер, у которой только что убили сестру и полон дом незнакомого народа, Стивенсу: "Прошу вас, устройте легкий ланч на всех, не сидеть же людям голодными"... Стивенс - с недрогнувшим лицом, но у которого в глазах проносится "в доме ни крошки... куда их сажать, не в столовую же, где сейчас возится полиция... о господи..." - "Я посмотрю, что можно сделать, мэм..."

***
Джон Клей, бесстрашный взломщик сейфов и поддельщик документов, вскрывает сейф в библиотеке. Задумчиво рассматривает индийскую коллекцию полковника. Понимает, что вотпрям сходу белого будду не определить... и закрывает, ничего не взяв. Ему некуда торопиться...

***
Майор и профессор уходят на телеграф отправить телеграмму. Джейн, на которую за утро свалилось немало, приносит майору его цилиндр, а профессору, по ошибке - цилиндр и трость адвоката. Профессор, с рассеянностью настоящего учёного, надевает чужой цилиндр, берет трость, которой у него не было, когда он пришёл, и, поглощённые беседой, джентльмены выходят...

***
Уильям Шерлок Скотт Холмс по просьбе инспектора Роджерса делает анализ на стрихнин: три блюдечка, кислота (уксус), немного кофе, растворенного в воде. Охра из его собственного дорожного набора. Джейн смотрит, распахнув глаза и запоминает каждое слово. Инспектор важно и сосредоточенно кивает: Пашка явно прётся, инспектор Роджерс явно не понимает ничерта и ждет, пока уважаемый химик закончит и скажет простыми словами, в чем тут дело.

***
Адвокат и полицейские решают задачу и с триумфом открывают сейф в спальне полковника. Оттуда кидается змея, полицейские открывают беспорядочную пальбу, адвокат, отпрыгнув, с размаху швыряет в нее ручкой; никто, разумеется, не попадает (вы пробовали когда-нибудь подстрелить мечущуюся змею?) змея вылетает на лестницу, поизвивавшись и нагнав страху, летит вниз: из гостиной торопится миссис Уэверли, рыцарственный Джон Клей закрывает собой Черити, паника, Себастьян Уэверли вылетает из столовой, точным движением руки припечатывают змею за горло к перилам, отрубает ей ножом голову, и с неподражаемым выражением произносит: "Из револьверов... по змее?"

***
Миссис Уэверли: мастер, что говорит Брем по поводу змеи? Мне Стивенс принес его из библиотеки
Мастер: нашлось шесть видов, в основном индийские, одна африканская, две неядовитые, остальные ядовитые.
Миссис Уэверли: и которая из них?
Мастер: Скажи мне, где на вашей змее были черные точки и полоски, и я тебе скажу, что совпало.
Миссис Уэверли: Мммм... Стивенс, принесите змею, которую вы выкинули.
Стивенс (побледнев): Да, мэм.
Миссис Уэверли (хорошенько осмотрев змею): Можете выкинуть обратно.
Стивенс: Мастер, я несу змею обратно в компостную яму и выкидываю. На этот раз хорошенько запоминаю, куда именно...

***
Вестерн в гостиной, перестрелка, полицейские возвращаются:
Инспектор Роджерс: Так... кто здесь стрелял?
Артур Уэверли (убито): Боюсь, что я... вот из этого... (дрожащей рукой протягивает свой пистолет).
Уильям Скотт (устало): Уэверли, вы попали в переборку.


ЧТО БЫЛО ПОСЛЕ

В феврале 1896 года в Эпсоме был проведен inquest по делу о гибели полковника Уэверли и его свояченницы Лидии Грейнджер. В качестве свидетелей выступали полицейский инспектор Льюис Клайв Роджерс, расследовавший дело, Рональд Бенджамин Уилкин, доктор медицины, проводивший post mortem, дворецкий Джереми Стивенс, подававший завтрак в тот день, и Уильям Шерлок Скотт Холмс, студент Оксфорда, изучающий химию. Показания последнего были исчерпывающими: смерть произошла от несчастного случая – подслеповатая кухарка полковника перепутала соль щавелевой кислоты, которая используется для отчистки чернильных пятен с одежды, и сахар, стоявшие рядом в похожих банках. Об этом свидетельствуют несколько обстоятельств: рубашка полковника с чернильным пятном на животе, лежавшая на кухне рядом с банкой, где находилась кислота, такое же пятно на столешнице в библиотеке показывают, что полковник посадил пятно и отдал рубашку прислуге отчистить; так щавелевая кислота, которую повсеместно используют для выведения чернил, и сахар оказались рядом. Анализ остатков кофе и крошек, сохранившихся на тарелках после завтрака на наличие стрихнина подтвердил его отсутствие, формат rigor mortis указывает на отравление именно этим типом яда, исследование остатков печенья на наличие щавелевой кислоты подтвердило, к сожалению, ее наличие. Жюри единогласно вынесло вердикт: смерть в результате несчастного случая.

Вдова полковника (под вуалью и в глубоком трауре) присутствовала, хотя и предупредила полицию, что слишком потрясена случившимся, чтобы давать показания - к счастью, ее показания не понадобились. Сразу по окончании inquest, она уехала в крошечную деревню Сент-Мэри-Мид на океане: публикацию завещания полковника и устройство дел она поручила известной конторе Роджерс, Роджерс, Роджерс, Роджерс и Браун. Адвокаты, изучив завещание, заверили ее, что, без сомнений, до конца дней она может жить в девонширском поместье, или распоряжаться доходом от сдачи оного в аренду. Леди, известная под именем миссис Уэверли, купила в деревне небольшой дом и устроилась со всем комфортом: ее дворецкий сейчас нанимает прислугу и устраивает новое жилище. Скорее всего мисс Грейнджер проведет остаток своих дней в покое и достатке, если только не вздумает приглашать в гости известную деревенскую сплетницу мисс Марпл…

Майорат отошел майору Себастьяну Уэверли, который еще не решил, отказаться ли от него в пользу брата, которому, по представлениям майора, нужнее, или сохранить за собой, поскольку брат, в свою очередь, тоже попытается отказаться, а его отказ повлечет за собой, скорее всего, переход майората короне. Во всяком случае, теперь, когда история с проклятием разрешилась довольно прозаическим образом, майор рад, что мир встал на место. Из-за всей этой истории Себастьян Уэверли и Генри Беррисдейл очень сдружились, и майор обещал, что, кто бы из братьев ни оказался владельцем майората, новая экспедиция профессора в Индию будет спонсирована джентльменом по имени Уэверли.
Коллекция покойного полковника действительно была продана с аукциона и естественным образом оказалась в руках Лондонского Королевского Общества, так что профессор Беррисдейл имел удовольствие каталогизировать ее снова, на этот раз для музея. В коллекции обнаружилась, среди прочего, довольно странная большая деревянная статуэтка будды, взрезанная ножом, внутри которой явно был тайник. Майор Уэверли предложил профессору Беррисдейлу прежде, чем коллекция будет продана, принять на память об этой истории, любой ее экспонат, и профессор выбрал небольшую нефритовую лягушку со сломанной лапкой, цену которой оценщик определил в четыре фунта семь шиллингов - если Уттар-Прадешский раджа, который некогда клялся заплатить за возвращение этой вещицы любые деньги, не был убит в ходе очередного переворота, возможно, он предложит профессору больше...

Артур Уэверли вскоре после публикации завещания, стал обладателем немалой суммы денег из сейфа полковника, которая причиталась ему вне зависимости от судьбы майората, и, к счастью охладев к тому времени к химии, перестал взрывать установки и всерьез увлекся театром, что приводит в восторг матушку и в некоторое недоумение брата.
Впрочем, Себастьян и Артур теперь близки и дружат, часто переписываются, и миссис Элайжа Уэверли на седьмом небе от счастья.

Джейн довольно быстро взяла расчет – они с Дунканом О´Коннором снимают теперь небольшой дом в Лондоне. Урсула ведет хозяйство и учится на курсах, чтобы стать медсестрой; Дункан зарабатывает вполне достаточно, чтобы прокормить двоих, теперь, когда есть, кому держать дом в порядке и ему не нужно тратиться на покупную еду; он по выходным водит кузину гулять по набережной и в приличные пабы, и никак не придумает, как с ней объясниться, наконец. Буцефал постепенно сделался одним из самых знаменитых боксеров в Лондоне, и продолжает давать уроки Уэверли и Скотту: последний, после той стычки в гостиной, стал уделять боксу больше внимания, и даже недавно выиграл в любительском поединке у самого МакМурдо.

Леди Эмили Блэклок, услышав наутро в госпитале от потрясенной Черити все обстоятельства случившегося, пришла в ужас и негодование: юную беззащитную леди… ударили… а после связали…? По приказу майора Уэверли? Да ноги нашей больше не будет в этом семействе! Никаких визитов, никаких связей, и не принимать никого из них у нас ни под каким видом, письма и телеграммы возвращать! Поэтому, письмо Артура и Себастьяна Уэверли с предложением принять деньги от продажи коллекции, как было велено по завещанию (они писали его вместе несколько дней, стараясь соблюсти верный тон) вернулось к ним нераспечатанным. Леди Блэклок через некоторое время оправилась от недомогания, и они с Черити, чтобы привести в порядок нервы, поехали в Брайтон. Они не рассчитали только одного: делать это в сезон, когда там остановился на зиму полк оказалось чистым безумием – Черити получила около дюжины предложений руки и сердца от самых блестящих офицеров полка, включая обоих майоров, было уже три дуэли, так что леди Блэклок всерьез опасается в ближайшее время остаться без компаньонки.

Джон Клей подтвердил свою славу одного из величайших мошенников Англии: после истории в Эпсоме, он оказался счастливым обладателем нескольких белых будд из слоновой кости, которых сохранил на память как курьез, и изумруда ценой примерно в семь тысяч фунтов, добытого из деревянного будды из Агры (которого никто, кроме Джона, до той поры не додумался встряхнуть как следует). Готовясь к поездке в поместье, он столько всего прочел об Австралии, что всерьез подумывает поехать туда, чтобы основать какой-нибудь университет. Джон Клей, как настоящий джентльмен, честно расплатился с сообщницами, и даже отослал очаровательный сувенир Черити, которая, не подозревая, от кого ей досталась эта брошь, с удовольствием вспоминает знакомство с симпатичным мистером Дарси.

Шарлотта Баксон и Сара-Мэри Уильямс продали своих белых будд Пеппино, а ожерелье с серьгами – знакомому ювелиру, и с удовольствием уехали на Ривьеру, где сейчас сезон: вырученных денег вместе с чеком от Джона Клея, им вполне хватит на какое-то время.

Бартоломью Суизи, эсквайр, теперь человек довольно счастливый – поглядев на приключения в реальной жизни он понял, что все делает правильно, не ввязываясь в них по-настоящему. На Темпл-стрит он на отличном счету и скоро сам станет партнером: хотя в конторе он, к некоторому недоумению клерков, известен решительным нежеланием заниматься какими-либо делами, связанными с наследственным правом.

Знаменитого «белого будду» - нефритовую статуэтку, являющуюся частью набора из трех предметов, так и не нашли, и бедный святоша Питерс, обладатель двух других будд, который готов был заплатить за него изрядные деньги Джону Клею или Пеппино, остался с носом. Дело в том, что, когда юноша попытался вернуть вещицу, найденную им в тайнике ящика в спальне полковника, миссис Уэверли, та только отмахнулась: "Молодой человек, я так признательна вам за то, что вы докопались до истины в этом деле, что буду только рада, если вы примете на память этот пустяк". Поскольку никакими познаниями в области восточной скульптуры будущий великий детектив не обладает, автор этих строк подозревает, что статуэтка валяется в сундуке на Бейкер-стрит 221В вместе с мотком бечевки и старым компасом «Глории Скотт».

И наконец, поскольку в каноне Конан Дойля большинство рассказов заканчивались цитатами из великих, имеющих отношение к участникам истории: как говорил обычный, не белый, будда Сакьямуни: “if with a pure mind a person speaks or acts, happiness follows them like a never-departing shadow.”



Опубликован
Ну, и сдублирую сюда.

У моей знакомой есть домашний любимец. Так что ради хохмы...
(Если что, нет, змея не моих рук дело. Что там было со змеей, читайте в отчетах, и лучше не в моих - я про нее ничего не знал.)

Image may contain: 1 person, standing
The Shadow - Отчет: Уильям Дарси. Часть вторая.
Опубликован
…но интересно же, черт возьми, что здесь происходит!




(Тут я как игрок “надавила” на персонажа, действуя из метаигровых соображений. Для Джона было бы логичнее всего просто уехать, но мне хотелось остаться и продлить для себя игру, и я решила не лишать себя этого удовольствия. Будем считать, что Джон, опьяненный удачей, решил поискать еще приключений.)


Где-то здесь я даю О’Коннору “свой лондонский адрес”.
Несколько раньше он упомянул, что хотел бы учить боксу молодёж из Оксфорда, и я сказал, что могу познакомить его с приятелем, который состоит в боксерском клубе при Оксфорде. Когда мы говорили об этом, у меня была надежда, что мы сойдемся, и я действительно думал о возможности продолжить знакомство с О’Коннором. Но с тех пор я заметил, что в наших разговорах произошла какая-то перемена, и решил, что, похоже, мы все же не спелись. Поэтому пишу адрес наобум.


Захожу в гостиную, там подметает Джейн. Завожу с ней разговор.
“У вас сегодня много работы, Джейн, и вы так старательно ее выполняете.”
“Хочется работать хорошо. Я так надеялась, что меня согласятся оставить работать на семейство Уэверли. Но теперь я даже не знаю…”
“Ужасное положение, не правда ли? Возникает столько вопросов про это страшное происшествие, хочется знать, как идет расследование… Но я, как человек посторонний, не имею права ни о чем спрашивать, и никто не обязан мне отвечать.”
“Да-да, сэр, это ужасно. Вот и я точно в таком же положении.”
“А давайте мы посмотрим, не удастся ли нам хоть немного разобраться. Садитесь, Джейн. Вы расскажете мне то, что известно вам, а я то, что известно мне.”
Джейн с готовностью соглашается. Начинаем делиться информацией. Джейн упоминает, что она ирландка. Я расспрашиваю ее и про это – из того, что я узнал про полковника, тот не любил ирландцев, активно выступал против них в каких-то политических кругах. Сама Джейн так открыто делится информацией (в том числе такой, которая могла бы быть интерпретирована против нее), говорит так искренне, что я исключаю возможность сознательного ее участия в смерти полковника.
Заходят Мисс Стрейнджер и О’Коннор, я приглашаю их сесть с нами – “Вы тоже ничего не знаете? Тогда присоединяйтесь к нам! Мы тоже ничего не знаем, но очень хотим узнать.”
При посторонних я не хочу расспрашивать Джейн про ирландскую тему – эта честная девушка может сказать еще что-то, что может возбудить подозрения против нее самой.
Вместо этого расспрашиваю Джейн о событиях этого утра.
“Я убирала крошки, везде это печенье покрошилось. А еще я увидела в кухне рубашку, помню, я еще удивилась, отчего в кухне рубашка? С чернильными пятнами. Я хотела сказать инспектору, но, кажется, забыла, столько всего произошло...”


Тут О'Коннор вскидывает голову.
“Джейн, вас из кухни зовут!”
“Да? Ой, тогда мне надо бежать!”
“Ой, и меня зовут!” восклицает О'Коннор, и тоже кидается вон из гостиной.


Разумеется, никто никого не звал. Переглядываюсь с Мисс Стрейнджер.
“Как интересно!”
Мы выглядываем из гостиной – Джейн и О'Коннор бегут не в кухню, а поднимаются в спальню полковника.
У меня в голове возникает опасение – что, если Джейн использовали, как пешку в каком-то заговоре? О'Коннор тоже ирландец, она ему, похоже, доверяет... Может, она сделала что-то, сама не подозревая о важности этого действия, а теперь он не хочет, чтоб она проболталась?


Оборачиваюсь к Мисс Стрейнджер.
“Мне было бы очень интересно подняться за ними. Вы не составите мне компанию? Если у меня будет свидетель, это будет выглядеть менее предосудительно.”
Она соглашается, и мы поднимаемся.


Стоим зеркально – я напротив О'Коннора. За его спиной Джейн, за моей – Мисс Стрейнджер. Помня, что он боксер, пытаюсь держать руки открытыми и на виду, чтоб не подумал, что я готов хвататься за оружие, но каждый раз, когда он делает какой-то порывистый жест, рука сама тянется к рукаву, где спрятан пистолет. Его, похоже, мои движения нервируют так же.
Прошу объяснений. О'Коннор предоставляет мне их:
“Джейн сказали, что здесь что-то пролили, и попросили вытереть! А я… я… а я пришел и вижу, что ничего не пролито!”
Джейн за его спиной пытается подыгрывать, сначала суетится, “вытирая” что-то с ковра, а на последних словах выпрямляется и обезоруживающе пожимает плечами – мол, ведь если не пролито, на нет и суда нет?


Мне становится смешно.
“Давайте попробуем еще раз. Может, я дам вам несколько минут на то, чтоб придумать что-то более убедительное? Не обязательно очень хорошую историю, просто что-нибудь, во что не стыдно было бы поверить.”
“Может, расскажем ему наш секрет?” робко спрашивает Джейн. О'Коннор упрямо молчит.


Некоторое время ситуация была патовая.
Восстановив в памяти события, вспомнил, почему я не пригласил всех спуститься вниз, хотя быть на втором этаже, без способа при необходимости выскочить в окно или дверь, мне не нравилось. Просто я не мог придумать способа спуститься, чтобы не потерять О'Коннора из виду.
Как в случае с задачкой на сейфе, в тот момент эта топография в моей голове просто не решалась, хотя на самом деле ничего сложного там не было.
В моей голове эта цепочка выглядела примерно так: чтобы выпустить О'Коннора из комнаты и дать ему спуститься по лестнице, мне надо отступить; отступать задом наперед по лестнице, когда наверху лестницы боксер, это вообще не вариант; О'Коннор может не захотеть терять из виду Джейн, которая не может выйти, потому что ей дорогу закрывает, во-первых, сам О'Коннор, и, во-вторых, я; и, наконец, за мной стоит Мисс Стрейнджер, так что если хоть кто-то из нас куда-то пойдет, первой должна сдвинуться она.


Тут Джейн действительно позвали. Со своей обычной прямотой она спросила меня, “Можно, я пойду?” Мы расступились, и она, несмотря ни на какую топографию и совершенно не думая о том, что проскальзывает мимо двух опасных типов, выпорхнула из комнаты.


По лестнице поднялся Стивенс и начал невозмутимо спрашивать, кто из гостей останется к ужину. О'Коннор ответил – “Мне надо спросить у Уэверли, остаемся мы или уезжаем.”
И уже мне – “Вы позволите мне спуститься и спросить?”
Пропускаю его, и он спускается в малую гостиную. Я спускаюсь вслед за ним, уже просто потому, что это полный абсурд. Он входит в малую гостиную, где расположились оба Уэверли и Скотт.
Всё, отвертелись, теперь мне их уж не расспросить. Почему-то я даже не подумал найти Джейн – она, возможно, и рассказала бы, что это за тайна.


"Что ж, поздравляю Вас," улыбаюсь я и протягиваю руку О'Коннору.
Он неуверенно пожимает ее, явно в недоумении, что я хочу этим сказать. А это всего лишь констатация факта – всё, ты выкрутился, парень, можешь оставить свою тайну при себе, ты теперь для меня совершенно недосягаем. Прост-прост, а себя в обиду не дашь. Жалко, что мы с тобой не спелись, ты мне нравишься, с тобой интересно.


После такого жеста, да еще при всей честной компании, я поднимаюсь по лестнице и собираюсь делать ноги вотпрямщас. Как вдруг за мной – топот ног, и старший Уэйверли ультимативным тоном заявляет, "спускайтесь вниз, надо поговорить". Все четверо готовятся меня обступить - братья Уэйверли, Скотт и О'Коннор. Скотт пытается ухватить меня за рукав, и я даю деру.
Доли секунды не хватает, чтоб выпрыгнуть в окно, Скотт нагоняет меня и хватает сзади, боксер стоит сбоку, старший Уэйверли командует:
"Вырубай его!"
"Полиция!!" кричу я, а майор отвечает злорадно,
"Полиция уехала."

Ладно, значит, своими скромными силами. Сую руку в рукав, нащупываю пистолет и открываю огонь по ним четырем, прямо сквозь рукав. Стрелок я отменный, и если б мог нормально прицелиться, мог бы обезвредить всех и слинять, никого не убив. (Во всяком случае, не мгновенно – от заражений и прочих осложнений все равно не застрахуешься.) Но с виснущим на мне Скоттом ни на что нельзя рассчитывать – черт, лишь бы хоть не попасть по кому-то из посторонних...
Кто-то из дам визжит. Младший Уэйверли выхватывает пистолет как раз тогда, когда я целюсь в него, и тут Мисс Стрейнджер сбивает его с ног. Успеваю удивиться - "Она его спасает? Влюблена, что ли? Мне не казалось, чтоб они спелись..."
Тут О'Коннор бьет меня в лицо, и я валюсь на пол.


По результатам Скотт и майор получили легкие огнестрельные ранения (или вообще царапины), О'Коннор цел, я в нок-ауте. И я, и младший Уэйверли обязаны Мисс Стрейнджер жизнью - оказывается, мы чуть не застрелили друг друга, но она одновременно сбила его прицел и оттолкнула его с линии огня.


Меня спускают вниз, в малую гостинную, и связывают по рукам и ногам.
Майор приказывает О'Коннору обыскать меня. О'Коннор в нерешительности. Бедный парень, похоже, не ожидал, что дело так повернется. Не без некоторых затруднений он находит у меня в рукаве пистолет и отдирает его от подкладки. Потом, возможно, решает, что хватит с него, и становится в нескольких шагах, держа пистолет наготове.


Прихожу в сознание и понимаю, что тут-то, похоже, мне и кранты. Полиция уехала, эта шайка считает что я знаю, сделал, или собираюсь сделать что-то, что им насолит. Чувствую, что отмычки все еще в рукавах, а блокнот во внутреннем кармане пиджака - значит, если меня и обыскивали, то очень плохо. Значит, мои подделанные бумаги должны по-прежнему быть при мне. Только бы они не нашли их – если выяснится, что я еще и "веду расследование о хищении" и далее по тексту, у них точно будут причины по-тихому от меня избавиться. Хотя мои шансы выжить и без того стремятся к нулю.


"Ну и тяжелая у вас рука, мистер О'Коннор. Как голова гудит..."
"Зачем вы пытались нас убить?" спрашивает О'Коннор.
"Я не пытался никого убивать. Я защищался. И рад, если обошлось без жертв."
"Вот как? Почему же?"
"Не люблю стрелять в людей."
"Что-то не похоже."
Пожимаю плечами. "Да о чем тут разговаривать, я вас в любом случае не убежу... Послушайте, вы, конечно, не оставите меня тут без присмотра. Но не могли бы вы попросить Джейн или Стивенса принести мне стакан воды?"
Пить хочется страшно – я с тех пор, как приехал, взял себе за правило ничего не есть и не пить в этом доме. Но после мордобоя, и в преддверии допроса или что еще мне сейчас учинят, без стакана воды у меня не будет вообще никаких шансов что-то соображать. Скверно иметь "мозг столь же изощренный, сколь и пальцы", и не иметь возможности толком воспользоваться ни тем, ни другим.
О'Коннор колеблется, но решает не рисковать.
Потихоньку озираюсь по сторонам и вижу на соседнем диване Мисс Стрейнджер, без сознания и тоже связанную. Ей что, тоже дали по голове? Так это она меня спасала? Мерзавцы, как у них рука поднялась - ударить леди, да еще и связать!..


И тут подоспевает кавалерия – полиция возвращается в дом.
Всегда считал, что важно поддерживать добрые отношения с людьми, и вот вам лишнее доказательство. Чуть раньше Мисс Стрейнджер спасла мне жизнь, а теперь надежный Стивенс послал Джейн за полицией, которая, сердечное спасибо и ей, забрала меня от этой сумасшедшей компании.
Уэйверли неохотно сдает меня констеблю, меня развязывают (кроме веревок на запястьях), и констебль полу-ведет, полу-тащит меня на нетвердых ногах наверх, в основную гостиную. Воздух, солнце! Заседание продолжается, господа присяжные заседатели!
"Вы арестованы."
"В чем вы меня обвиняете?"
"В убийстве полковника Уэверли."
Ух ты, ну надо же!


Разговариваю с инспектором Роджерсом, тот обвиняет меня в попытке убийства четырех человек. Объясняю, что это была самозащита. Спрашиваю о судьбе Мисс Стрейнджер, инспектор говорит, мол, "мой коллега разузнает о ее судьбе, мы обо всем позаботимся".
"Но ее жизнь может прямо сейчас находиться в опасности!"
Он остается непоколебим и равнодушен, дубина. Понятно – пока я сижу тут со связанными руками, я ничего не добьюсь. Надо что-то делать.
Пытаюсь сколько-то внятно объяснить ситуацию, про самозащиту, про то, что я слышал, как меня приказали "вырубить", еще раз про Мисс Стрейнджер. Видимого эффекта ноль.
Отдаю ему бумагу “о расследовании”. Видимого эффекта, опять же, ноль, и Роджерс отказывается освободить мне руки.
Расспрашивает про мое назначение и род занятий, пытаюсь на ходу перекраивать свою историю как можно убедительней.
Расспрашивает про Края - когда мы виделись в последний раз, как он себя вел, как я получил рекоммендательное письмо... К этому моменту меня спрашивали о Крае достаточно, чтоб я понял, что с этой историей что-то не так. Обычной реакцией тех, кто знал его, было "ах, вы видели его недавно? Надо же! Если он был в Лондоне, почему же он не написал? А как он выглядел, как его здоровье?" И прочее, и прочее.
Так что я рискнул перекраить историю еще и тут, сказав, что изменил дату на рекоммендательном письме. Единственной сколько-то правдоподобной возможностью, как мне показалось, было изменение с "0" на "6". Говорю, что письмо шестилетней давности, год я подправил. Дальше – изобретаю еще историю, про то, почему письмо было 6 лет назад, а я, путешественник, сохранил его за столько лет.
(Задним числом понимаю - как бы ни было с правдоподобностью всего остального, а история про переправленную дату совершенно не катит – достаточно посмотреть на само письмо. Подделывая его, я не пытался его старить, так что на документ шестилетней давности оно никак не похоже, как бы бережно его ни хранили эти 6 лет. Ладно, Джон был не в самом работоспособном состоянии, сочинял, что мог.)
"Не могли бы Вы быть так любезны попросить принести мне воды?"
Соглашается, посылает Стивенса. Пью, выдыхаю, пытаюсь собраться с мыслями. В голове начинает немного проясняться.
Ага, если того, что уже сказано, не хватило, то по доброй воле они меня уже не выпустят, ломать комедию дальше бессмысленно. После того, как они начнут проверять мою историю и обнаружат, что бумага поддельная, мне уже вообще ничего не поможет. Остается только побег, и чем скорее, тем лучше.
Про себя, как игрок, решаю, что, если на мне оставят веревки, теоретически я мог бы освободиться (если у меня не заберут перочинный нож), но никак не смогу сделать это быстро или незаметно – совать руки в карман, раскрывать довольно тугое лезвие уже порядком онемевшими пальцами, потом этими же пальцами пилить веревки под неудобным углом... И чем дольше я остаюсь связан, тем труднее будет все это проделать. Еще минут двадцать, и я вообще перестану чувствовать кисти рук…
(На всякий случай: веревки и онемевшие руки были только по игре, не по жизни. По жизни веревок вообще не было, мне просто сказали, как связывают. Я как игрок пыталась, справедливости ради, реалистично учитывать состояние и возможности персонажа.)


"Вы, конечно, понимаете, что нам надо послать запрос в Лондон и подтвердить все, что Вы сказали."
"Да, разумеется."
"А до тех пор - наверное, до завтрашнего дня - Вам придется побыть в участке."
"Конечно. Но ради Бога, если я под арестом, уберите это варварство и хотя бы замените его на наручники!" Показываю все еще связанные руки.
“Ах да, на вас не наручники. Это не по уставу. Констебль, принесите наручники!”
Меня развязывают и сковывают руки - спереди, так же, как было с веревкой. Отлично!


"Констебль Вас проводит."
То есть, меня отправляют в сопровождении одного констебля, который, должно быть, вооружен только дубинкой? Живём!


Шествую через дом в сопровождении констебля. Вижу Мисс Стрейнджер – похоже, свободна, и по большому счету невридима. Останавливаюсь на секунду, констебль любезно позволяет мне это.
"Как Вы себя чувствуете, мисс Стрейнджер?" Констебль подталкивает меня идти дальше, и я добавляю шепотом, уже через плечо, "Будьте осторожны".
Хорошо, будем надеяться, что за ее судьбу я могу не волноваться.


На улице некоторое время иду смирно, разминаю руки, собираюсь с силами. Потом втихую вытаскиваю отмычки из кромки рукавов и освобождаюсь. Резко вырываюсь – мог бы увеличить свои шансы на побег, ткнув констебля ножом, но жалко беднягу, он-то что мне сделал? Бросаюсь за угол, пытаюсь уйти из виду, а там ныряю в ближайший магазин подержанной одежды или прачечную и меняю облик.


И вот, после ряда неожиданных приключений, перестрелки, двух погонь, ареста и побега, некий Д. Клей прибыл в Лондон вечерним поездом, с внушительным синяком под глазом и огромным изумрудом в кармане.


Лет через шесть он попадется на афере про Союз Рыжих, и там уж Холмс позаботится о том, чтоб его поймали по всем правилам. Но пока – вышеупомянутый Д. Клей возвращается в одну из своих лондонских нор, запирает дверь, падает на кровать, закрывает лицо руками, и долго и весело хохочет над всеми событиями этого сумасшедшего дня.




Послесловие:

Джентльмен должен платить по счетам и оправдывать доверие. Если планы Джона ничто не нарушит, вскоре должно произойти следующее:
Джон попробует продать изумруд целиком, пусть и не за его настоящую стоимость. Если не найдет способ сделать это без слишком большого риска для себя, то распилит, куда ж деваться.
Когда на 46 Четтенхам Корт явятся две очаровательные дамы определенного описания, хозяйка передаст им конверт, в котором будет 100 фунтов наличными.
Если полиция или еще кто-нибудь попытается найти 38 Бридж Корт Роуд, они обнаружат, что в Лондоне вообще нет улицы с таким названием.
Если Джон сможет узнать, где живет Мисс Стрейнджер, то через несколько недель туда подъедет посыльный на велосипеде, постучит и скажет, что ему поручено передать письмо "Мисс Стрейнджер в собственные руки". Если она выйдет, он отдаст ей письмо и небольшую коробочку, козырнет и тут же укатит.
В коробочке окажется брошь с сапфирами, стоимостью около 200 фунтов. Судя по одежде, Мисс Стрейнджер любит оттенки синего и фиолетового.
В письме будет написано следующее:
"Дорогая Мисс Стрейнджер,
Надеюсь, что мое письмо застанет Вас в добром здравии и хорошем расположении духа. Благодарю Вас за оказанные мне помощь и защиту, хотя Вы совершенно меня не знали, и действовали, надо полагать, из одного человеколюбия. Мне искренне жаль, что из-за Вашего участия ко мне Вы подвергали себя опасности. Если это сколько-то успокоит Ваше храброе и благородное сердце, даю Вам слово, что в моих намерениях никогда не было причинить кому-либо боль или страдание, и я непричастен к скорбному делу, сведшему нас вместе.
В знак уважения и расположения к Вам, обещаю в дальнейшем полностью избавить Вас от своего общества.
Искренне Ваш,
Д"




Разбор полетов и спасибы


Что не получилось:


Одно слово: сейфы. Я шушпанчик.
Самый элементарный сейф. Две попытки. Считаю – делится, пересчитываю – не делится, считаю снова – да всё делится! Фейспалм.


Я не стал моделировать другой выговор, а стоило бы. Чудо, что мне это не аукнулось очень быстро.


Будду я не нашел. Осматривая ящик, где он, как выяснилось, находился, я не нашел там потайного дна – и, что обидно, даже не искал, хотя мог бы об этом подумать. Так что даже если б его не вытащил Скотт, мне бы он не достался.
А даже найди я его на игре, я б его не узнал – ну как белый будда может быть черным? Мне приходило в голову до игры спросить о том, как именно выглядит статуэтка, но я решил, что хватит уже цепляться. “Небольшой нефритовый будда, ну что тут непонятного? Сколько в этой коллекции может быть будд?”
Как выяснилось – целая полка.
Лягушку нефритовую я сам подсказал профессору. Был бы осторожнее, позже прикарманил бы ее, но – слово не воробей, а из чужого кармана вещь не вытащишь.


Ну, и не слинял, когда следовало, хотя знал, что пора. Но это, ИМХО, промах с точки зрения персонажа, а не игрока. Мне кажется, наш “вестерн” под конец внес в игру некоторое дополнительное оживление. Ни капли не жалею, что остался. Впечатления были незабываемые.


Что получилось:
Количество подготовки сказывалось, я мог разговаривать с людьми на многие темы, не ощущая нехватки информации. Знал, какие козыри есть у меня в рукаве. Мог травить байки, острить, играть на нервах, искать общие темы для разговора. Такой стиль общения на играх у меня раньше не получался. В итоге почти у всех было ко мне поляризованное отношение – либо сильная симпатия, либо лютая неприязнь.


Я НАШЕЛ ИЗУМРУД. Это было вдохновение, момент озарения, когда всё вдруг становится на свои места, и на секунду тебе открывается красота и гармония вселенной.
Если так себя чувствует Холмс, только-только раскрыв какое-то дело, я понимаю, почему он влюблен в свою работу.


Острые ощущения, побег-погоня-плен-арест-побег. Почти невероятное спасение, да еще и с краденым изумрудом. Не зачипуй я всего, что чиповал, ни за что бы не выбрался. Ну, и удача была на моей стороне. Устал и забегался не я один - те, кто хотели меня поймать, тоже совершали ошибки.


“Ничего, далеко от полиции графства не убежит, объявлен в розыск” - инспектор Джонсон, боюсь, что я вынужден приложить все усилия для того, чтобы вас разочаровать. Я и так был в розыске. Кажется, меня до последнего не узнали, или, во всяком случае, не восприняли всерьез. Не думаю, что мои шансы быть пойманным полицией сильно увеличились. Я меняю личины и истории, как перчатки – даже если вы меня еще раз увидите, надеюсь, вы меня не узнаете. Хотя, конечно, лучше я постараюсь избегать вашего общества, не в обиду вам будь сказано.



Все, с кем поиграл – вы были прекрасны. Абсолютно аутентичные образы, прикиды, гармоничный стиль речи и поведения, игра на глубокое погружение... Просто красота. Всем огромное мяу, я вас обожаю!


С кем не получилось в этот раз близко поиграть – до следующего раза! Вы выглядели здорово. Очень жду отчетов о том, что я не видел и в чем не участвовал.


Дэльский, ты герой. 45 писем с вопросами и ответами, плюс еще что-то в Скайпе, и это только я. У меня-то отпуск и Джон в голове готовится к заданию - понятно, откуда столько энергии. А у тебя-то полторы дюжины игроков, координация всех сюжетных линий, не говоря уже о реальной жизни.
Спасибо за замечательные полтора месяца подготовки и за потрясающую игру. Джон передает отдельную благодарность, что ему досталось превратиться из второстепенного персонажа полузабытого рассказа в живого человека и прожить замечательный, полный приключений и невероятных совпадений день.

The Shadow - Отчет: Уильям Дарси. Часть первая.
Опубликован


Всем ОГРОМНОЕ спасибо за игру, я оттянулся по полной.
Дэль, респект. Столько отличных линий! Я про кучу из них и не подозревал, и мне все равно с лихвой хватило для насыщенной игры.
Особенно про подмену сестер – я бы в жизнь не догадался, думать бы об этом не стал (если бы даже мне было важно в этом разобраться) – именно потому, что логика Агаты Кристи работает: из двух пожилых женщин, и далее по тексту.

Кто меня знает, знает, что мои отчеты километровы. Вас предупреждали.
Как обычно, не ручаюсь за хронологию, авторство и точность цитат, и пр., и пр.


Загруз:
“Уильям Дарси
Настоящее имя – Джон Клей, и слава самого известного мошенника в Англии досталась ему не зря: это непревзойденный мастер гримировки и интриги. На совести его несколько отменно очищенных банков, несколько интересно переписанных завещаний, и так далее. Наконец, Джона привлекла одна афера: один старый клиент его, до смерти охочий до всяких диковинок, разнылся, что жизнь ему не мила без Белого Будды из коллекции полковника Уэверли. Он утверждает, что у полковника есть коллекция всяких индийских предметов, среди которых находится  так называемый Белый Будда – небольшая статуэтка из нефрита. Это уникальный предмет, за которым охотятся коллекционеры всего мира, он был похищен среди прочих сокровищ Агры, и с тех пор пропал. Клиент за этого Белого Будду готов отвалить полмиллиона, на такие деньги можно спокойно уехать в Америку и прожить остаток жизни, притворяясь принцем инкогнито… Джон Клей голову сломал, как подобраться, но пока что ничего не придумал. По словам его клиента, полковник Уэверли не то сам не то через третьи руки, вывез будду из Индии, причем навряд ли честным путем и, конечно, не понимал его ценности. Будда хранится в городском доме полковника, в Эпсоме.
В данный момент, Джон решил сделать следующее: просочиться в дом полковника с рекомендательным письмом, и на месте посмотреть, что к чему. Дело в том, что среди краденых в одном из банков бумаг, Джону попался однажды вексель, выданный полковником Джонатаном Уэверли Джереми Краю, погашенный надписью: “Старый дружище, не будем считаться всяким вздором”. Он сохранил его как курьез, тем более, что погашенный вексель никакой ценности не имеет. Теперь Джон, имея перед собой образец почерка, мастерски состряпал рекомендательное письмо от имени этого самого Джереми Края (напиши и подготовь письмо, чтобы оно было у тебя с собой на игре), с просьбой принять Уильяма Дарси, глобтроттера, путешественника и отличного парня и близкого друга Джереми Крея, который спас ему однажды жизнь: ты не раскаешься, старый дружище, это будет отличное знакомство!
Письмо сработало – отчасти. Вчера днем мистер Уильям Дарси прибыл по указанному адресу в Эпсоме, был встречен дворецким, препровожден в кабинет, куда вскоре спустился полковник, они милейшим образом поболтали полчаса, после чего полковник сказал, что будет счастлив видеть гостя завтра к ланчу, приходите непременно, мы славно побеседуем и осмотрим мою коллекцию... Джон сказал, что уезжает поездом в семь тридцать, но сам решил не тратить деньги на возвращение в Лондон, переночевал тут же в гостинице, и пунктуально явился назавтра к полудню; был препровожден лакеем в ту же гостиную, где уже ждали полицейские – оказалось, симпатичный полковник уже пару часов как скончался…
На игре главная цель, конечно, не попасться полиции и по возможности ускользнуть, но ты парень хладнокровный и бесстрашный, так что помнишь про Будду, и вообще держишь глаза открытыми.”


В каноне Клей появляется в рассказе "Союз рыжих", и описан Холмсом так: “по ловкости он занимает четвертое место в Лондоне, а по храбрости, пожалуй, даже третье. …
Я … имею дело с одним из самых хладнокровных и дерзких преступников Лондона”.
Полицейский инспектор в том же рассказе описывает его так: "Он замечательный человек, этот Джон Клей. Его дед был герцог, сам он учился в Итоне и в Оксфорде. Мозг его так же изощрен, как его пальцы, и хотя мы на каждом шагу натыкаемся на его следы, он до сих пор остается неуловимым. На этой неделе он обворует кого-нибудь в Шотландии, а на следующей он уже собирает деньги на постройку детского приюта в Коррнуэлле. Я гоняюсь за ним уже несколько лет, а еще ни разу не видел его."

Из загруза и канона я представила себе персонажа как азартного игрока, который идет на преступление не только ради выгоды, но и потому, что это дает возможность развернуться его фантазии. Из рассказа видно, что у Джона специфическое чувство юмора, его стиль – смесь тщательной, кропотливой, иногда черезчур мудреной подготовки, и вдохновенной импровизации, плавно переходящей в троллинг. По его мнению, жить надо весело и интересно, otherwise you're doing it wrong. Он знает, что рано или поздно кто-то может обойти его, и тогда придется заплатить за всё сполна. Он заранее готов к этому.

Как я понимаю, события "Союза рыжих" в нашем мире произойдут лет через шесть. К тому времени Джон уже станет убийцей, и, видя, что попался, крикнет напарнику - "Прыгай, Арчи, прыгай, а я буду болтаться в петле!" (Эту фразу перевели как "Прыгай, Арчи, прыгай, а я уж за себя постою", но в оригинале - "Jump, Archie, jump and I'll swing for it!", что меняет акценты.)
Однако пока что Джон еще никого не убивал, и пытается прибегать к оружию только в качестве последнего средства. Продумывая характер персонажа, я решила, что он не станет убивать ради денег, даже огромных – только для самозащиты. И не только потому, что за убийство отправляют на виселицу.


Перед игрой:
Так вышло, что я к этой игре готовился, наверное, больше, чем к какой-либо до сих пор. Как только Джон поселился в моей голове, он начал распоряжаться почти всем моим свободным временем.
Сижу, дошиваю потайной карман в рукаве, думаю - "шов немного заметен, но ладно, сойдет" – не тут-то было, Джон требует распарывать и перешивать. Информацию он требовал и поглощал в бОльших количествах, чем я вообще умею. В жизни не усваивал не-художественный текст с такой скоростью. Викторианский быт, взлом замков, колониальная Австралия, знаменитые преступления и преступники прошлого, Индийское народное восстание, морские путешествия, спорт, железные дороги, тюрьмы, история прессы, законы о ношении оружия, министерство внутренних дел, история основания британской полиции...


В итоге, помимо "приобретения глубоких познаний о предметах, начинающихся на букву А", было достигнуто следующее:
-я задолбал Дэль вопросами. ("а откуда клиент знает об __? а если я покопаюсь в таких-то записях, я накопаю что-нибудь про __? а если попробую разыскать и разговорить старых сослуживцев полковника? а о чем мы с ним вчера говорили? а на какую сумму был вексель? а в окна прыгать можно? а сквозь карман стрелять?") Дэль, спасибо за терпение, ты герой.
-я написал и зачиповал несколько историй о своих прошлых подвигах, могу вывесить комментарием на случай, если кому-то интересно.
-я натренировал три разных почерка, и подготовил ряд баек, в том числе о том, почему у меня проколоты уши (если вдруг кто-то заметит и спросит). Не спросили, и эта байка не понадобилась. Если что, там фигурировали аборигены, змеи, обряд посвящения, и заблудившийся в джунглях натуралист.
-на моей скромной персоне было огромное количество разных предметов на разные случаи, от безобидных (перьевая ручка и два разных вида чернил к ней), до сомнительных (вшитый в рукав - специально на гнилой нитке, чтоб можно было легко оторвать и вытащить - пистолет), до откровенно компрометирующих (отмычки, спрятанные в кромке рукавов). Я пытался готовить к игре те вещи, которые Джон имел бы с собой, отправляясь к полковнику на ланч - он не знал, что полковник мертв, а дом полон какого-то левого народу. Но на всякий случай Джон состряпал два документа помимо рекоммендательного письма - визитную карточку "Уильям Дарси, репортер", на случай, если полковник заподозрит что-то неладное с рекоммендательным письмом или сочтет интерес к коллекции чрезмерным; и бумагу "о расследовании хищения государственного имущества", на случай, если покажется, что полковника можно этим шантажировать - ведь у меня были причины считать, что он вывез свою коллекцию из Агры незаконно. Из заготовленного так или иначе пригодилось почти всё, не сыграла разве что карточка репортера и сменная капсулка чернил другого цвета.
-зачипованная абилка вскрывать простые замки отмычками за 15 секунд (включая наручники, но только если они застегнуты спереди), и подбирать кодовые замки за 5 минут непрерванной работы по часам.
Месяц мы с персонажем изучали и пристраивались друг к другу. Джон, каким я его вижу, душу бы продал, чтоб жить в таком мире, где информация так доступна - бери не хочу. Он смотрел на меня с полным недоумением - "Как это ты 'уже несколько лет не находишь времени выучить французский'? Как это ты 'лучше посидишь в этот вечер дома'? Как это ты 'хочешь пойти посмотреть на обледеневший парк, но лень одеваться'? Как так можно жить? Возможностей вон сколько, а жизнь одна, и никогда не знаешь, когда она прервется!"
Надеюсь, он будет еще временами заходить на чай, его общество доставило мне массу удовольствия.




Игра: часть первая

Начинаю у дверей, Стивенс впускает меня и проводит в кабинет. "К сожалению, полковник не сможет принять вас, сэр."
Кратко обрисовывает ситуацию, говорит, что сейчас доложит полиции о моем прибытии, и они могут захотеть поговорить со мной. Мнда…
Остаюсь ждать в кабинете, смотрю задачку на первом сейфе. Зная, что сюда вот-вот придут, пытаюсь запомнить первую, самую простую задачу чтоб решить на досуге, и, как шушпанчик, запоминаю только цифры, а не формулировку. (Позже, как шушпанчик же, пытаюсь решать все в уме и дважды выдаю неправильный ответ, считая его правильным. После чего (не без намека от мастера) решаю не позориться и дальше вскрывать сейфы только проверенным путем, а не через задачки. >__< )

Оба инспектора пришли со мной встретиться, но представился и задавал вопросы на тот момент только Джонсон. Набор вопросов дал мне понять, в какую сторону сейчас идет расследование - после дежурных вопросов, вроде "в какое время вы пришли вчера? а ушли?" и "не выглядел ли он странно или обеспокоенно", последовали "каков ваш род занятий" и "не изучали ли вы химию". Не было даже вопроса "где вы были и что делали в таком-то часу".
Меня попросили не уезжать до завершения расследования, я заверил что не уеду, и пообещал перед отъездом оставить свой лондонский адрес. На этом полиция удалилась и я остался в кабинете один. И, конечно, принялся за сейф.
Открыл (теперь уже старым добрым способом), сразу нашел коллекцию, разглядываю. Знаю, что я ищу "Белого Будду - небольшую статуэтку из нефрита". Один будда большой и деревянный, масса маленьких из слоновой кости, есть еще несколько странных штуковин из яшмы и прочего. Из нефрита только один предмет - какая-то жаба. Так, думаю, похоже, тут нет того, что мне нужно. Чтоб не вызывать беспокойства раньше времени, оставляю все как есть и закрываю сейф.

Но происходит один интересный момент. Пока я разглядываю коллекцию, дверь открывается, в кабинет ступает Стивенс, мы встречаемся взглядами. Он с непроницаемым лицом говорит "Извините, сээр", делает шаг назад и закрывает дверь.
(Это стивенсоново "сээр" - не "сэр", а именно "сээр" -  как оно создавало антураж! И как многозначительно оно прозвучало в тот момент!)
Думаю, всё, надо срочно принимать меры, а то сейчас Стивенс пойдет то ли в полицию, то ли к хозяйке дома, то ли еще что. Закрыв сейф, вызываю Стивенсона поговорить, и показываю ему бумагу "о расследовании". Прошу его сохранять мое инкогнито и содействовать, насколько он сможет.
"Я понимаю, что в данном случае верность долгу патриота и преданность этому дому могут войти в противоречие. Если это случится, я полагаюсь на Вашу совесть, действуйте как сочтете нужным. Но могу Вас заверить, что у меня нет намерения причинить семейству Уэверли дальнейших неприятностей после того горя, что их уже постигло - если только я не буду вынужден к этому интересами дела."
Кажется, версию он купил, отлично. Когда позже Стивенс доложил мне о том, что кто-то велел отправить телеграмму, показавшуюся ему подозрительной, я понял, что теперь у меня есть союзник, и беззастенчиво попросил его провести меня наверх, чтобы обыскать спальню полковника.

Появляется миссис Уэверли в сопровождении швейцарок, знакомимся. Миссис Уэверли явно вне себя от потрясения, но старается быть гостеприимной хозяйкой.
"В доме еще гости! А я даже не знала. Полковник пригласил, оказывается, столько гостей, а я и не знала! Ах, если б я могла помочь вам с вашим делом, каким бы оно ни было. Сделать что-то, чего он бы хотел - это сняло бы камень с моего сердца... Ах, он обещал показать вам коллекцию? Поговорите с его поверенным, вдруг он сможет вам помочь? Он ведь скоро приедет – когда же он приедет? Ему отправили телеграмму утром. Мистер Дарси, вы путешественник, вы должны знать расписание поездов, когда же он приедет?"

Объясняя причину своего присутствия в доме, упоминаю, что полковник приглашал меня на ланч. Хозяйка тут же начинает хлопотать:
"Ох, простите, у нас нет ланча, но если полковник этого хотел... Джейн! Джейн, джентельмен голодный, приготовьте для него бутерброд!"
Следующие минут десять пытаюсь отмахнуться от Джейн, бегающей за мной с подносом с бутербродом, а хозяйка снова и снова посылает ее ко мне. А мне, кроме прочего, как-то совсем не улыбается есть что-то в доме, где этим утром кого-то отравили.

Проходим в гостиную, садимся – я, хозяйка, две швейцарки, леди Блэклок и мисс Стрейнджер. Я все думаю, как бы так улизнуть, чтоб пробраться снова в кабинет - он же тут рядом, стоит пустой, но нельзя просто встать и уйти, когда хозяйка пригласила тебя присесть с остальными гостями.

Хозяйка разглагольствует не переставая – причитает о случившемся, восхваляет дворецкого ("Это такое сокровище, такое сокровище! Он все умеет, и на стол накрыть может, даже сделал на завтрак бутерброды…" - ага, думаю, и за завтраком полковник отравился. Хорошенькая рекоммендация! Это она не знает, что несет, или пытается свалить на него вину? Того, что именно бутерброды точно не были отравлены, я не знал.)

Прибывают еще люди – возмущенный и решительно настроенный майор Уэверли ("У этих полицейских нет ни сердца, ни чувства приличий! Тетушка, я сейчас же пойду с ними разбираться!"), потом профессор Берридейл.
Хозяйка представляет мне профессора – "он тоже интересуется коллекцией! Может быть, вы смогли бы осмотреть ее вместе!"
К тому времени, когда у меня появилась снова возможность побыть в кабинете одному и осмотреть второй сейф, там было уже пусто. До того в комнате долго сидели майор и профессор, так что я предположил, что если там что-то было, достали его они. Ладно, ничего не поделаешь.

Мы с профессором договорились, что если одному из нас предложат показать коллекцию, он позовет второго. Профессор откланялся. Я посмотрел, куда он пойдет. Он зашел – один – в кабинет, и закрыл дверь. Ага, понял я, да это мой коллега, сейчас он будет "осматривать коллекцию"!
Выжидаю пару минут, чтоб дать ему возможность открыть сейф, потом решительно захожу и закрываю дверь за собой. Так и есть, стоит профессор перед открытым сейфом.
Думаю – попался, приятель! Теперь хочешь-не хочешь, а мы будем работать вместе, разве что ты попытаешься на меня напасть.
Начинаю в довольно панибратском ключе:
"Коллекцию осматриваете? Ну как, есть тут что-нибудь интересное?"
Профессор совершенно не выглядит смущенным, и охотно рассказывает, что вот это, мол, белые будды, да-да, вся вот эта полка, да, они из слоновой кости, а это черные будды, а это… И ничтоже сумняшеся берет одного из “белых будд” и готовится положить в карман.
Спрашиваю, нет ли здесь белого будды из нефрита, или чего-то еще особенного. Профессор говорит то, что я и сам видел – из нефрита только жаба. Спрашиваю, не может ли жаба быть буддой – кто их там разберет с их мистикой? Профессор отвечает, что нет, вряд ли, ведь жаба – это жаба, а будда это будда. И берет с полки еще и жабу.

Я, несколько удивленный такой наглостью, предлагаю ему в таком случае отдать жабу мне.
"С какой стати?" спрашивает профессор.
"А с какой стати их берете вы?"
"Я покажу их майору Уэверли, он законный наследник и не будет возражать."
"Отлично, давайте и я тогда возьму что-нибудь из коллекции и покажу майору Уэверли! Тем более, я не думаю, что вы знали комбинацию к сейфу, а завещание еще не было оглашено. Кто наследник – вопрос не решенный, и как он отнесется ко взлому - отдельный вопрос."
Профессор возмущен и говорит с жаром: "Еще в юности кто, как не я, успокаивал полковника Уэверли, когда он напивался и пытался лезть в какую-нибудь драку? Кто, как не я, помогал ему в сватовстве к этой своей Элизабет? Ну конечно, мне было легко подобрать его комбинацию, я же столько лет его знал, я знал, как он мыслит! Я, столько сил угробивший на него, я, как старый друг семьи, я имею право!.."
Вот же экспонат, а? Либо врет безбожно, либо вправду считает себя честным человеком. Еще и на меня бочку катит – как, мол, я смею его подозревать и что это за гнусные намеки. Ладно, не получится договориться, спорить с такими вот "честными" – последнее дело.
Сдаю назад.
"Хорошо, простите. Я вас сегодня впервые встретил, я вижу что вы шарите в чужом сейфе, что еще я мог подумать? Хотел убедиться, что наследникам достанется то, что им причитается."
Профессор все еще горячится: "Я известный, уважаемый ученый, неужели вы считаете, что я способен на кражу? Да это бы разрушило мою репутацию! Меня исключили бы из научного сообщества! Хотите, будьте свидетелем, вот я взял эти две фигурки, и при вас покажу майору Уэверли, что я их взял, и увидите, что он не будет возражать! А если что-то еще из сейфа исчезнет, вот тогда меня и обвиняйте!"
Отлично, думаю, если что-то исчезнет, пусть действительно обвиняют вас. Соглашаюсь, и профессор действительно предъявляет статуэтки майору, только в его пояснении вместо оброненного ранее "я подобрал" звучит "я вспомнил комбинацию". Отмечаю это, но молчу. Майор действительно воспринимает информацию совершенно спокойно, и они уходят говорить о чем-то своем. Ну-ну…

Профессор так напирал на то, что ему порукой служит ученое звание и профессиональная репутация, что я тут же подумал – а что, если настоящий Берридейл сейчас читает лекцию где-нибудь во Франции, а этот тип воспользовался его именем? Я сам делал подобное неоднократно.
Мое подозрение перерастает почти в уверенность, когда Стивенс сообщает мне:
"Сээр, вы просили сообщить вам, если я обнаружу что-то подозрительное. Так вот, несмотря на то, что в доме профессор Берридейл, мистер Уэверли послал телеграмму с просьбой прислать какого-нибудь эксперта по Индии."
Угу, думаю. Самозванец. И иду помогать следствию.

К полиции я обращался несколько раз, но только тогда, когда считал, что могу дать им полезную информацию по делу. Зачем? – во-первых, мне тут конкуренция не нужна. Во-вторых, если я принесу пользу следствию и создам положительное впечатление, мне будет больше веры. В-третьих, пусть лучше коллекцию хранят на месте или заберут в полицию – тогда ту же жабу, если она все же будда, проще будет найти, чем если кто-то сунет ее в карман и унесет непонятно куда. И в-четвертых, если подкидывать следствию перспективную информацию, у них останется меньше времени на меня.

Сначала говорю инспектору Джонсону только, что "у меня есть причины считать, что профессор Берридейл может оказаться не тем, за кого себя выдает. Если вы сочтете нужным, вы можете послать телеграмму в научное сообщество и спросить, где профессор Берридейл сейчас находится."
Позже говорю со Суизи, делавшим опись коллекции, и мы вместе сообщаем полиции, что Берридейл взламывал сейф еще до описи.

Около двери кабинета ставят констебля. Джейн предлагает ему бутерброд. Констебль смущен, Джейн ласково разуверяет его, чуть по головке не гладит, пока он наконец не соглашается.
“Правда, мисс? А можно, мисс? Мисс, я же при исполнении. Что, правда можно, мисс? Спасибо, мисс, вы настоящий ангел, мисс!”
И бедный малый вгрызается в бутерброд.

Когда прибывает младший Уэверли сотоварищи, хозяйка представляет нас друг другу. Уэверли тут же поручает меня, Скотта и О’Коннора друг другу, мол, вы познакомьтесь и не скучайте. Знакомимся, заводим светскую беседу.

Скотт вскоре привлекает мое внимание тем, что, проходя мимо одного из сейфов, говорит примерно следующее:
“А, это числа Фибоначчи. Значит, город – Пиза.”
“Это вы лихо,” говорю с уважением.
“Но это же совсем просто. Вот здесь ряд чисел, видите? Фибоначчи родился в Пизе и умер там же. Вы были когда-нибудь в Пизе?”
Вот эта меткость и четкость, и при этом разрозненность – перескок через что-то (для меня) сложное чтобы сфокусироваться на какой-то (по моему мнению) не имеющей отношения к делу детали, - это было мое первое впечатление от Скотта. Как кто-то говорил на круге, “Шерлок был абсолютно би-би-сишным”.

О’Коннор рассказывает, что он боксер, учит боксу двух своих товарищей. Ага, думаю, это надо запомнить. С первого взгляда О’Коннор производит на меня очень приятное впечатление. К тому же боксер – в любом случае человек, с которым нужно быть в хороших отношениях. Когда жду чего-то или нечего делать, толкаю ему байки о своих путешествиях и прочей ерунде, он слушает, раскрыв рот. Да-да, в Австралии полно змей, и каждый мальчишка умеет с ними управляться, ведь никогда не знаешь, когда палка на дороге окажется не палкой…



Сверху начинается пальба. Это поверенный и инспекторы нашли змею. Змея падает с верхнего этажа к нам, на нижний, а я думаю – вот и хвастайся после этого, что умеешь обращаться со змеями! Чтоб не показывать свое замешательство, начинаю отталкивать и оттаскивать народ подальше от змеи. Майор Уэверли пробивается к змее, ловит ее чуть ниже головы и обезглавливает ножом.
“По змее, из пистолетов?..” спрашивает с брезгливым недоумением, качает головой и удаляется.

Кто-то спрашивает меня – “Вот вы разбираетесь в змеях. Что это была за змея?”
“Не знаю, это была не австралийская змея. Может, индийская? В индии я не был. Спросите у профессора Берридейла!”

Поверенный шарит по полу, бормочет:
“Я бросил в нее ручку. Неужели потерялась? Хорошая была ручка… Я сейф открыл, а из него тут же, ну я и кинул, а потом инспектор из пистолета… О, вот она, ручка, нашлась!”

Узнаю одну из “швейцарок” - ну конечно, это та самая Сара Уильямс, которая как-то помогла мне пробраться в дом некоего Джеральдсона. А я-то думаю, кого она мне так напоминает? А еще леди Блэклок назвала ее старшую подругу каким-то другим именем, а та отнекивалась, мол, “Я, наверное, нэ так сказать и вас запутать. Ах, от потрясэния я совсэм забывать английский!”

Отзываю Мисс Штайн поговорить.
“Мисс Штайн, вы мне кого-то очень напоминаете. Может быть, в какой-то другой жизни мы были знакомы?..”
“Йа вас нэ понимаю.”
“Не сочтите за дерзость, но если б я не знал, как вас зовут, и пытался угадать, я вряд ли назвал бы вас Мисс Гертруда Штайн. Мне показалось, что вам очень подходит имя Сара.”
“Сара? Вы когда-то знать какая-то Сара?”
Придуривается? Не помнит? Не доверяет? Наверное, просто не узнала – все-таки когда мы виделись в прошлый раз, я был трубочистом. Или уже психиатром?



Пока она не призналась, не хочу давать ей информации, которую она могла бы использовать против меня. Продолжаю ходить вокруг да около. Выбираю намеренно сентиментальный тон – если что, проще будет отвертеться, списав всё на нежные чувства.
“Да-да, я знал веселую и находчивую юную леди по имени Сара Уильямс. Вы так мне ее напомнили! Ах, почему у вас этот акцент? Ведь мы говорим на одном языке! Я чувствую, что мы так хорошо понимаем друг друга, мы могли бы так доверять друг другу! У меня такое чувство, как будто мы когда-то уже полагались друг на друга!”
Мисс Штайн наконец узнает меня, и тут же переходит на чистейший английский:
“Так вы тоже тут для того, чтоб найти белого будду?”
Эх-хе, уж не общий ли у нас наниматель?
“И вы, значит, тоже. Выходит, у нас конфликт интересов.”
Встречаемся втроем, я и обе “швейцарки”, и обсуждаем условия нашего сотрудничества. Как в старые добрые времена, работать с Мисс Штайн одно удовольствие. Договариваемся не выдавать друг друга (разумеется). Если кто-то из нас троих находит будду, то я его сбываю по максимально возможной цене, и убеждаюсь в том, чтоб они получили справедливую долю.

Заручившись поддержкой двух леди, которым, к тому же, хозяйка дала комнату наверху, прошу их постоять на стреме, пока я шарюсь по спальням. Не нахожу ничего толкового – какая-то одежда, какие-то лекарства... Как говорил на круге О’Коннор, “это мне было неинтересно”.
Делаю ментальный каталог всех комнат в доме, и понимаю, что если я не готов рыться в одежных шкафах и выковыривать паркет, искать больше негде.
Встречаюсь с сообщницами и говорю им, что нам тут больше нечего ловить. Разве что всякую мелочевку. Можно забрать что-то из коллекции, но вряд ли там осталось что-то значимое. Есть, конечно, еще нефритовая лягушка, которая может, теоретически, быть белым буддой – она сейчас наверняка у майора Уэверли, но способа раздобыть ее у нас нет.
У дам есть снотворное, и по идее можно было бы попробовать провернуть что-то нелепое с усыплением и обыском, но шанс попасться сто из ста. И вообще неизвестно, имеет ли эта вещь какую-либо ценность – все-таки жаба это жаба, а будда это будда.
В остальном – огромное количество народу уже обшарило все сейфы, я уже тоже везде побывал и сделал, что мог. Если белый будда здесь, то он либо у кого-то в кармане, в коем случае мы его не добудем; либо спрятан так хорошо, что я его не нашел и уже не найду; либо где-то на виду, но я его не узнал и уже не узнаю.

И пока я говорю это, буквально на полуслове, как в кино, меня озаряет.
"Не думаю, что мы теперь найдем-  Я ИДИОТ!”
Кидаюсь назад, в кабинет, и прошу дам покараулить дверь. Дамы выдают отличную мысль – нет, пусть Мисс Штайн зайдет в кабинет со мной, а вторая швейцарка (прости, забыл фамилию начисто) постоит у двери. Один человек в закрытом кабинете это подозрительно, а два – это просто приватный разговор.

Стою, открываю сейф, в котором стоит коллекция. Сам говорю Мисс Штайн что-то, чтобы из коридора был слышен шум голосов. Она что-то отвечает, я не слушаю.
Никаких доказательств, что я прав, у меня нет, но чутье взломщика ясно и отчетливо говорит мне – ВОТ ОНО! Где надо прятать будду, чтоб он мог оставаться на виду и не быть замеченным? Внутри будды!
Достаю большого, растрескавшегося деревянного будду, единственный предмет из простого материала среди слоновой кости, яшмы и прочих драгоценностей. Прощупываю, встряхиваю. Внутри как будто что-то сдвигается. Достаю перочинный нож… Рассохшееся дерево трескается, будда раскалывается пополам, и внутри оказывается невообразимых размеров и чистоты изумруд.
Переглядываемся с сообщницей. Ее лицо сияет, глаза горят. Мои, полагаю, тоже. Сара переходит на “ты”, как в те времена, когда она была горничной, а я трубочистом.
“Ты и вправду гениальный взломщик!”
Мне и самому сейчас плевать на манеры. Пару секунд, затаив дыхание, любуемся находкой. Потом я прячу камень в потайное отделение внутреннего кармана, где он проваливается в подкладку.
Составляю деревянного будду из половинок, водворяю на прежнее место на полке, заодно прикарманиваю три маленьких белых будды из слоновой кости, и закрываю сейф. Вот теперь нам действительно больше нечего тут ловить.
Даю сообщницам адрес одной из своих лондонских нор, чтобы, если кто-либо из нас уедет раньше других, они могли явиться за своей долей. Предупреждаю их, что они получат меньше, чем если б мы добыли будду, но, надеюсь, останутся довольны.

Кое-что смысля в сбыте украденного, я понимаю, что этот изумруд бесценен, но пытаться продать его целиком – неоправданно огромный риск. Можно распилить на несколько кусков, тогда можно выручить за него пять-семь тысяч фунтов, может, десять тысяч. Это, конечно, не полмиллиона, но тоже деньги немаленькие. Но пилить такую красоту, это же варварство!
Ладно, успею еще подумать на досуге.
(Кстати, я сильно подозревал, что мой клиент преувеличивал насчет полумиллиона за будду, но все же я думал, что за будду мог бы выручить серьезно больше, чем за изумруд.)

На дам начинают слишком сильно давить и полиция, и братья Уэверли, и они уезжают.

Сам я рассуждаю так: я тоже могу уехать прямо сейчас. Тихо, мирно, с изумрудом в кармане.
Если я останусь, никакого дополнительного материального выигрыша я не добьюсь, а попасться могу.
…но интересно же, черт возьми, что здесь происходит!


Игровой отчет старательного но тупого инспектора
Опубликован

Специально решил написать не читая никакох обсуждений для аутентичности - я почти ничего не мог расслышать по телефону из послеигрового обсуждения и до сих пор на самом деле не знаю что произошло, кто убийца, и было ли вообще убийство! Короче, типичный конан-дойлевский инспектор, ничего не понял, упустил преступника и наказал кого попало...


Что произошло с моей точки зрения и главные выводы:



- Игра была очень интересная
- Технически цель игры для меня выполнена: основания для inquest - слушания присяжных несомненные: факт покушения на убийство неизвестными лицами (змея в сейфе), и версия для их выявления (индийская история, белый будда), подозрительная двойная смерть с двумя возможными версиями: либо намеренное отравление (если анализы из Лондона подтвердят), либо "кухарка соль перепутала" с последующим необходимым расследованиям было ли это намеренным либо подстроенным кухаркой или третьим лицом. Плюс доказанный факт покушения на убийство мистером Дарси, и его побег (мой косяк, подумал наручники за спиной сказать, но не сказал - что-то отвлекло. Ничего, далеко от полиции графства не убежит, объявлен в розыск), плюс доказанная кража собственности покойного с признанием профессора и вещественным доказательством - объяснения мотивов и ненадежность свидетеля нерелевантны, признание кражи и попытка обмана следствия - факт, а дальше пусть прокурор решает, это его работа. Не арестовать я не мог в принципе, с такими уликами.
- Я недоволен собственной игрой: как я и боялся, я не смог до конца распутать клубок и остался в неведении об истинном положении вещей. Мистический и экстентрический аспекты отыграть тоже не удалось: просто не было времени, и я наверное не смог использовать те возможности что были.


Улики ускользали, было очень много технической работы - просто со всеми поговорить было уже титанической работой, и заняло почти всю игру, при этом за допросами с одними персонажами, буквальо выстраивалась очередь из других. Показания нередко противоречили друг другу, включая путания в именах персонажей. Я успевал только торопливо собирать информацию, получать ордеры на арест и совершать процессуальные действия как только у меня были для этого существенные основания. Мы с инспектором Роджерсом буквально захлебывались в информации и событиях, стараясь держать стремительно ускоряющиеся события под контролем. Инцидент с Элми тоже не способствовал дедуктивному мышлению - искренне надеюсь что с ней все в порядке, насколько возможно и искренне желаю улучшеия самочувствия.


Мы выявили индийский заговор (под нажимом обвинения в краже с устрашающим арестом профессора), связанный с мокушением на убийство с помощью змеи, хотя и не сумели установить личности злоумышленников


Мы арестовали (хотя и поздно) опасного преступника мистера Дарси, документу которого я не поверил (сбежал, каналья), выявили преднамеренное ограбление совешенное профессором потенциально в сговоре с майором.


Мы установили наличие незаконнорожденной дочери, которую полковник собирался внести в завещание, вытянув презнание из швейцарских дам под угрозой лежащего в кармане ордера на арест, полученого под показания двух свидетелей по подозреию в имперсонации, то есть установив потенциальный мотив для убийства исузив круг подозреваемых.


Серьезно протупили со списком разыскиваемых - я не только его не распечатал (как и инспектор Роджерс), но и уже после откровенного намека что там надо копать, прочитав его много раз не смогли догадаться. Впрочем и шансов особо не было - белое пятно и проколотые уши было просто не видно.


В общем, наша бурная деятельность увенчалась очень скромными успехами, а триумфа интеллекта блестящего сыщика не получилось и близко, чего я и опасался, но от этого не легче. Было много подозреваемых, у которых мы установили мотив и возможность, но продвинуться дальше за этот бурный день нам не удалось. Так что игру я закончил в очень смешанных чувствах. Не могу назвать это успехом при всем желании, хотя и полным провалом это наверное тоже не является. Теперь интересно узнать все-таки что же произошло на самом деле - то что последним об этом узнает инспектор - это классика...




Опубликован
некоторые дополнения в правилах



Возраст персонажей - обозначен точно для тех, о ком это известно из официальных источников или просто большинству присутствующих, и примерно, на вид, для тех, о ком нет официальной информации.

Персонажи расположены по старшинству, от младших к старшим. Если возраст перепутан, или чем-то вам не годится, отпишите, но не сюда, а в почту.

Джейн, горничная – выглядит примерно на 18-20 лет

Мисс Стрейнджер, компаньонка леди Блэклок – 20 лет

Артур Уэверли, младший племянник полковника Уэверли, студент Оксфорда - 20 лет

компаньонка швейцарки – выглядит примерно на 20-22 года

Уильям Скотт, студент Оксфорда, друг Артура, приехавший вместе с ним – выглядит примерно на 20-22 года

Дункан О'Коннор, молодой джентльмен, друг Артура, приехавший вместе с ним - выглядит примерно на 25 лет

Уильям Дарси, молодой джентльмен из Австралии – выглядит примерно на 25 лет

Cтарший инспектор Джонсон, Скотленд-Ярд – 25-30 лет

Майор Себастьян Уэверли, старший племянник полковника Уэверли, служит в Индии – 30 лет

Мистер Суизи, поверенный - выглядит примерно на 30-35 лет

Леди с визитом из Швейцарии – выглядит примерно на 35 лет

Элизабет Уэверли, супруга полковника и сестра Лидии Грейнджер – 40 лет

Леди Эмили Блэклок, вдова Грегори Блэклока – 45 лет

Стивенс, дворецкий – выглядит примерно на 45-50 лет

Инспектор Роджерс, начальник эпсомского отделения полиции – выглядит примерно на 45-50 лет

Профессор Генри А. Берридейл, ученый, старый друг полковника Уэверли - 65 лет


Опубликован

(пишу подробно ввиду новых игроков)

1. Подача мастерской информации:
Мастер существует в двух ипостасях:
1) в белом хайратнике - невидим всегда. Невидимым (забыли что видели) становится любой перемещаемый им предмет, и любой человек, взятый им за руку. Разговаривает исключительно вкрадчивым шепотом, и вам советует, чтобы народ не отвлекать.
Информации полученной от других игроков можно верить полностью, частично, или не верить совсем (если человек несет чушь, он может быть дураком, лжецом или искренне заблуждаться) - мастеру надо верить всегда (если мастер говорит, что у вас закружилась от духоты голова, вы отыгрываете). Если мастер несет чушь, вы отыгрываете все равно, а по окончании игры можете надеть мне на голову ведро: с мастером не спорят потому, что не успевают.
Мастер имитирует по необходимости явления природы, социальные катаклизмы, воспоминания (может подойти и сказать вам на ухо, что эта милая девушка точь-в-точь похожа на фотографию принцессы Богемии), и недостающих персонажей, если припрет (в этом случае оно будет одето по эпохе и внятно объяснит, откуда взялось, и что происходит).
2) без белого хайратника, в синей полицейской одежде - констебль Джон, двухметровый силач (рост отыгрываются величием духа). Констебля инспектор может, например, приставить к дверям комнаты и велеть стеречь кого-то или что-то внутри, или просто никого не пускать. С констеблем можно при этом играть: его можно заморочить, отвлечь, обмануть, подпоить, он может побежать на крик итд, имейте в виду, господа инспекторы, человеческий фактор. Одолеть его силой (придушить, закулуарить или оглушить) может только профессиональный боксер или кто-то владеющий единоборствами; подстрелить - кто угодно, у кого есть оружие, но имейте в виду, что выстрел будет слышен во всем доме. В этом случае убитый констебль моделируется его собственной синей сброшенной шкуркой, и над его телом вырастает другой констебль. Если возникло взаимонепонимание с применением физической силы, и констебль схватил вас за руки, он вас удерживает, безоружное сопротивление бесполезно.
Если вам нужен мастер, подойдите к констеблю и скажите ключевое слово "мастер" - констебль немедленно обрастет белым хайратников, возьмет вас за руку и сделается доступен.


2. Корреспонденция
Если вы отправляете корреспонденцию (письмо, телеграмму) - напишите текст на листке бумаги. Запечатанное письмо сложите вчетверо и напишите снаружи адрес; телеграмму просто напишите на бумаге. Результат передайте горничной или дворецкому для отправки, либо, если вы сами отправились на почту, напрямую мастеру. Горничную и дворецкого прошу 1) не читать писем и 2) читать телеграммы, и тоже передать это дело мастеру. Если требуется дождаться ответа на телеграмму, дождитесь ответа от мастера в неигровой зоне, после возвращайтесь в игру. Поход на почту\телеграф занимает 10 минут пребывания в неигровой зоне.


3. Насильственные действия и боевка (а вдруг)
Оружие в идеале хоть сколько-нибудь соответствует эпохе, и чипуется по заявке. Пистолеты должны бабахать, но ничем не стрелять; ножи - деревянные или тупые железные кулуарки (железо пропускается только на порез, тыкать категорически не). Если в оружие превращается предмет обихода (кухонный нож, которым только что сыр резали) - берёте за лезвие, и атакуете рукоятью.
Огнестрельное оружие в руке любого человека при выстреле в того, кто находится в той же комнате, тяжело ранит того, в кого целятся, во всех случаях, кто бы его ни держал. Убить можно выстрелом в голову или ударом кулака в висок, если ваш персонаж боксер, сказав "добиваю".
Нечипованное оружие на игре взрывается в руках и тяжело ранит стреляющего.
При выстреле нужно выкрикнуть имя или какую-то другую идентификацию человека, (например, констебль), и, если стреляете насмерть, то "добиваю". Любой стреляющей человек тяжело ранит другого человека в комнате, в которого направлен выстрел. Хороший стрелок, у кого это зачиповано, выкрикнув "добиваю", может убить. Любой человек может убить другого, выстрелив тому в голову или в грудь, если касается дулом пистолета. Для этого все равно нужно сказать "добиваю".
Драки и взаимосдерживания отыгрываются по жизни, однако с соблюдением разумной безопасности. Рук-ног не ломать, вырываться бережно (все люди взрослые, и так ясно). Боксерские поединки отыгрываются камень-ножницы-бумагой.
На игре будут люди, которые имеют боевую подготовку - знают бокс или какую-то борьбу, это тоже чипуется по заявке, но с внятным обоснованием, где учился и чему. В случае физического взаимодействия, такой человек говорит "я боксер" или "я знаю кун-фу", и всегда побеждает (в смысле, если подрались два джентльмена, один из которых боксер, второму быть битым). Чипов вводить не стану, просто прошу на этом месте не говорить неправды.
Если кто-то из вас перемещает другого персонажа (раненого, находящегося без сознания) отыгрывается закидыванием его\ее руки вам на плечо и совместным ходжением в нужную сторону.


4. Костюмы
Не будут соответствовать эпохе, и ничего страшного - это - не реконструкция.
Дамы: строгие блузки (без декольте) и длинные юбки в пол, закрытые туфли на каблуках или без. Прическа - ласточкино гнездо или крутые локоны; уже допускаются короткие стрижки, но это фраппирование публики.
Джентльмены: темный или светло-серый костюм, светлая рубашка, допустимы жилеты, цепочка из жилетного кармана, итд.
Если кому-то по образу хочется экстравагантности - отпишите, разберемся.


5. Слово из шести букв:
Сердце каждого из вас, кто не заявлял себе любовную квенту, свободно. Это значит, в частности, что работает староанглийское правило насчет любви с первого взгляда - чувствуйте себя вправе влюбиться в кого угодно, с места в карьер, и действовать сообразно. Помните, что если джентльмен решил сделать девушке (или вдове) предложение руки и сердца, он заключает контракт с потенциальным судебным иском (breach of contract to marry), разорвать который может только сама девушка - а джентльмен не должен, если не хочет неприятностей.

Adjustment of harassment (прошу, однако, всех помнить, что у нас викторианское общество):
- если ваши персонажи целуются, вы соприкасаетесь лбами;
- близость отыгрывается одновременным соединением рук крест-накрест("алайское рукопожатие"). Если один из персонажей оказывает сопротивление - пусть вырывается из.


6. Иностранные языки
1) Французский отыгрывается английским.
2) Хиндустани и фарси отыгрываются соответственно французским. Если есть возражения - дайте знать.
3) Всех инородцев, кроме ирландцев, разумеется, прошу имитировать minimum minimorum акцентa.


7. Игровая информация.
Вся информация по эпохе содержится в достоверных исторических источниках, в разосланных вводных и в сообществе, а также в собственном воображении. Для целей smalltalk можно и следует придумывать на ходу людей, события и все прочее (допустим, вас расспрашивают о вашей поездке в Индию, или о вашей тетушке, во вводной ничего на эту тему не было - придумайте ее на месте и опишите, это нормально). Если вы говорите что-то, что противоречит полученной вами вводной, значит ваш персонаж в данный момент сознательно врет или невольно ошибается. Если вы не знаете, как ответить на вопрос, так и говорите - не знаю, не помню (по ситуации). Если факт жизненно необходим как достоверный - добудьте мастера.
Если к вам подходит посторонний человек и узнает в вас давно потерянного брата, а вы по вводной - единственный ребенок, реагируйте соответственно.


8. Правила полигона.
С полигоном все знакомы:) Улица, все туалеты а также, видимо, Левкина комната и маленький коридор перед ней - неигровая территория, остальные комнаты покажу на месте. Кухня - игровая, если позволит хозяйка - мне нужно будет иметь возможность провести там часть действия.
Если вам надо выскочить из игры по жизни - выйдите в неигровую зону. Если вам нужно выйти из дома для игровых целей (горничную отправили за лекарством для хозяйки), вас должен выпустить констебль, найдите его (меня).

Двери в доме полковника не запираются - ни изнутри, ни снаружи, никакие, кроме входной. Такой у него был quirk. На двери каждой комнаты будет прикреплен листок текстом, содержащим описание этой комнаты. Если ваш персонаж в ней не был, он может прочесть и понять, что внутри. Я постараюсь, чтобы внутреннее убранство сколько-то соотносилось с текстом (например, если сказано, что на столе стоит огромная зеленая китайская ваза 12 века, вы обнаружите там, по крайней мере, изображающую ее пластмассовую). В любую комнату, таким образом, можно войти и предпринять какие-либо действия, причем
- если ваши действия связаны с поиском, найдите мастера и заявите мх (пример: Игрок: "вот эту толстую иглу я загоняю в сиденье каждого стула в поисках спрятанной коробочки с бриллиантом". Мастер: "В третьем стуле от окна ты обнаруживаешь вот это" (протягивает дохлую лягушку).
- если вы собираетесь предпринять необратимое действие (разбить стоящую на столе вазу, взломать запертый ящик, итд), объявите об этом мастеру (которому придется поправить описание на двери).

9. Сыгрывайтесь и продумывайте персонажей, прошу вас!
Люди, живущие в одном доме, имеющее общее прошлое, учащиеся в одном университете - сыгрывайтесь, бога ради: письмами, как угодно - сыгрывайтесь.
Люди, состоящие в переписке - напишите друг другу по письму. Друзья - договоритесь, где и встретились.
Подумайте над своим персонажем - придумайте себе семью и родителей, представьте детство, представьте дом, где живете, и как проходят дни персонажа - у нас все-таки детектив, мало ли, что заинтересует полицию...

Если есть вопросы по сказанному, пишите, я обновлю\изменю\добавлю.

10. Табак
Большинство джентльменов курит трубки или сигары, сигарет довольно мало. Никто не смущается курить в помещении, но если джентльмен хочет закурить в присутствии дамы, следует спросить её позволения. Трубка вещь индивидуальная, часть костюма, по ней о человеке судят так же, как по его наряду. Трубка отыгрывается трубкой, только без табака. Сигара или сигарета - настоящей или искусственной сигарой или сигаретой. По жизни курить в доме, разумеется, нельзя. Дамы в возрасте не курят ничего и никогда, во всяком случае публично. Молодая девушка в принципе может, особенно если собирается фраппировать общество.

11. Иностранцы:
Ещё какие-нибудь 40 лет назад в Англии были паспорта, хотя выпускались они на французском языке. После этого большинство европейских стран от паспортов отказались. Таким образом, у иностранца вовсе не обязательно будет с собой паспорт. Вообще, у человека довольно мало документов, удостоверяющих его личность, и вполне допустимо для этой цели пользоваться показаниями свидетелей.

К ирландцам относятся примерно так, как сейчас к мусульманам - передовые люди подчеркнуто нормально, люди более консервативные - с некоторой опаской. У них репутация террористов, чего уж там.

12. Замки
В доме будут кодовые замки, устроенные по принципу современных locker locks с поворотом. Это самый последний писк техники. Запертый на кодовый замок сейф или ящик моделируется листом белой бумаги, наклеенным на стену или какой-то предмет мебели. На нём снаружи написана задача. Если ваш персонаж хочет открыть запертый ящик или сейф, ему нужно решить задачу, прийти к мастеру, и сказать ответ. В этом случае мастер откроет ящик или сейф, и вы сможете распорядиться содержимым. После этого вы можете оставить ящик или сейф открытым или закрытым. Если ящик или сейф, содержимого которого вынуто, снова закрыт, снаружи об этом догадаться невозможно, его нужно открывать снова.
Не открывайте ящик или сейф сами, даже если думаете, что точно решили задачу: мне нужно знать, кто и как взаимодействует с содержимым.
Кодовый замок ящика можно взломать силой, использовав кочергу или специальную отмычку, однако, это может сделать только профессиональный боксёр либо силач вроде констебля. Железный сейф так взломать нельзя.

13. Логистика:

Сбор у Верушки 17 февраля (в субботу) следующим образом:
- кто хочет ночевать у Верушки с пятницы, свяжитесь с ней напрямую и условьтесь (Элми? Володя и Таня?). Мы с Аннабель приезжаем поздно вечером в пятницу.
- заезд в субботу начиная с утра - те, кому надо сыграться, что-то дообсудить и вообще, приезжайте раньше - более или менее в любое время, Верушка позволила.
- всех игроков убедительно прошу быть на полигоне не позднее 12-30. Мы собираемся заказать что-нибудь перекусить, так как игровой трапезы не планируется (скорее всего, все кончится пиццей, но идеи принимаются и приветствуются, кто не хочет припасть к общей трапезе, несите с собой, но поесть советую всем); у нас будет чуть больше часа на поесть, сыграться, услышать за трапезой полигонную раскладку, пофотографироваться и начать игру.
- предполагаем закончить где-нибудь часам к восьми, потом круг, туса и так далее.

14. Чиповка:

Вся чиповка (оружия, ядов, оккультной магии, дедушки-герцога и прочих единорогов) принимается вплоть до десятого февраля включительно. Я понимаю, что инспекторам положено табельное оружие, но кто его не зачиповал, тот сам придумывает, почему остался без.

Если у вашего персонажа отсутствует какой-то предмет антуража, который требуется, и не знаете, где взять, пишите, причем чем раньше вы мне об этом скажете, тем больше вероятности, что я что-нибудь придумаю.

15. Обращения:

Леди и джентльмены:
- к незнакомой девушке или даме: мэм (мэдэм) ("мэм, не ваша ли это болонка убегает от кота?");
- к незнакомому джентльмену: сэр ("простите, сэр, но вы стоите на моем галстуке");
- к знакомой девушке или даме мисс/миссис (Фамилия) ("мисс Штайн, не угодно ли сигару?");
- к знакомому джентльмену: мистер (Фамилия) ("мистер Суизи, осторожнее, не наступите на мышеловку");
- к близкому другу - на Вы и по фамилии ("Вы же не предполагаете, Уэверли, что я брошу Вас одного в этой передряге");
- к жениху/невесте по имени; к супругу/супруге: "дорогой"/"дорогая". Если говорите про супругу/супруга или жениха/невесту с третьим лицом: имя с прибавлением "мой/моя" ("мой Ваня моложе был меня, мой свет");
- к титулованной особе: "милорд" или "миледи" ("миледи, позвольте представить вам моего прадедушку"); допустимо обращение по фамилии, в этом случае лорд/леди (Фамилия) ("лорд Рэндалл, не хотите ли отведать этих вареных угрей?");
- военному или служащему человеку известного звания можно обращаться по званию ("вы совершенно правы, майор, орхидеи ещё не зацвели", "скажите, инспектор, как вы относитесь к бертильонажу?", "констебль, вызовите немедленно врача, священника и гробовщика!");
- к незнакомому человеку простого звания: просто при помощи глагола во втором лице множественного числа; допускается употребление слова "милейший"/"милая" ("вы, милейший, самый пьяный кучер из всех, что мне доводилось видеть")
- к знакомому человеку простого звания: на Вы и по фамилии, если он выглядит старше вас ("Стивенс, принесите в гостиную колоду карт и два пистолета"), и по имени, если моложе ("Джейн, купите для меня, пожалуйста, в городе три унции мышьяка").

Люди простого звания:
- см выше для всех категорий, кроме двух последних, для вас они работают так:
для мужчин:
- к незнакомому мужчине простого звания: приятель и на ты ("экая ты, приятель, креветка!") к незнакомой девушке/женщине простого звания: мэм/мисс и на Вы ("Вы, мисс, надо полагать не откажетесь от рюмочки в хорошей компании?");
- к знакомому мужчине простого звания: по имени и на ты ("здорово, Зеббубабель!") к знакомой девушке/женщине простого звания: миссис (Фамилия)/мисс (Имя) и на Вы ("а про вас, миссис Уикхэм и вас, мисс Китти, говорят, что вы сестры!")
для девушек/женщин:
- к незнакомому мужчине простого звания - на Вы; к незнакомой девушке/женщине простого звания: мэм/мисс;
- к знакомому мужчине простого звания: по имени ("дай дорогу, Джек, у меня полная корзина воробьев!") к знакомой девушке/женщине простого звания: миссис (Фамилия) и на Вы/(Имя) и на ты ("а про вас, миссис Уикхэм и про тебя, Китти, говорят, что вы сестры!")

16. Деньги
Экономика как таковая на игре не отыгрывается (вам навряд ли придется за что-то платить на полигоне), но если нужно дать сколько-то денег горничной на отправку телеграммы, например, можете. Однако, прошу всех прочесть, просто чтобы вы понимали, когда про джентльмена говорят, что у него десять тысяч годового дохода, много это или мало.

Итак, бывают пенсы, шиллинги, фунты и гинеи (теоретически есть еще фартинги, ha'pennies, fourpence и прочая головоломка, но мы свихнемся это отыгрывать, так что мимо).
Пенсы отыгрываются канадскими пенсами, шиллинги - канадской серебряной монетой, фунты - канадскими купюрами, гинеи - золотыми канадскими или американскими долларами, и они считаются страшно пижонскими. Желающие наменять и иметь с собой на полигоне гинеи имеют полное право.

12 пенсов составляют шиллинг; 20 шиллингов или 240 пенсов составляют фунт; 21 шиллинг, или фунт с довеском из соответствующего количества пенсов составляют гинею (don't ask).

Что почем

Кварта пива или кофе стоит пенс.
За три пенса можно пообедать (a meal of meat and broth and beer)
Хорошая четырехфунтовая буханка хлеба - пять пенсов.

Хороший костюм клерка (для офиса, не воскресный) стоит £2

Зарплата горничной, которая живет на всем готовом составляет примерно £6 в год.

Наемный работник может рассчитывать на зарплату до £16, но у него свое жилье и одежда.

Опытный дворецкий может зарабатывать до £40 в год, и с такой суммой уже можно жениться.

Семье рабочего, чтобы не умереть с голоду нужно примерно £50 в год.

Семье служащего, чтобы жить в съемном доме и содержать одну служанку нужно примерно £100 в год

£500 в год - нормальный, хотя и не безумно высокий, доход джентльмена, который содержит дом, нескольких слуг и выезд.

£2,000 в год позволяют жить, не особенно считая деньги, путешествовать и держать больше одного дома.

Зарплата министра финансов составялет примерно £4,000.

£10000 годового дохода позволяют содержать большое поместье и дом в Лондоне, слуг, выезд, держать лошадей и собак, и прожить такую сумму в год, если только не играть на скачках и не глотать за завтраком жемчужины, как Клеопатра, решительно невозможно.

15. Канон
Важный момент: в нашем мире не существует никакой литературы из той, которая является каноном к игре. То есть, ваши персонажи не могут обсуждать сюжеты и рассказы Конан-Дойля, Агаты Кристи или Честертона, таких писателей не существует (некоторых и правда не существует, рано ещё потому что, но для целей игры не существует никаких). Есть рассказы про всяких там Натов Пинкертонов, Лекока, Арсена Люпена и так далее (все, что не канон).


Закрываю год, отдаю долги. Мастерский отчет со "Сказок"
Опубликован
 Этот проект вымотал меня настолько, что только сейчас, по прошествии почти четырех месяцев, я потихоньку выдыхаю...

Мы готовили "Сказки" девять месяцев. Срок, достаточный для того, чтобы выносить и родить ребенка. В чем-то оно так и есть: подготовка игры - то еще бремя, а проведение - достаточное испытание. Имхо, мы справились :)

Это была самая большая игра. На пике, в субботу, было 85 человек. А начинали мы с 6 - кто помнит "Тристана и Изольду"?
Это была самая длинная игра. Да, в странах бывшего СССР многие из нас играли по три дня кряду, но здесь более полутора суток (с перерывом!)  не получалось.
На мой взгляд, правильной дорогой идем, товарищи.


Часть первая: подготовка.

Тут я скажу еще раз большое спасибо Антону, Мири, Лешке, Даше, Море и Алкари. С Антоном мы встречались почти каждую неделю. С Мири практически ежедневно созванивались. Мужу я выносила мозг, кажется, постоянно (кстати, примерно за полгода до сентября мне начал сниться сон: утро, звонят в дверь, я в халате иду открывать и с ужасом понимаю, что игра сегодня и уже съезжаются игроки. Несколько раз просыпалась действительно в холодном поту).

Правила писали все мастера. Сюжетные линии и вводные - Мири и я. Помогала Море (и одну написала Даша).  Алкари и Леша занимались сайтом. Антон работал над игровыми документами.

Надо сказать, что изначально мастеров было больше. Но мастер по экономике внезапно взял билеты и запланировал отпуск на даты игры. Спасибо Антону, что спас: оно работало и работало хорошо.

Подготовка полигона в этот раз тоже была самой масштабной. Впервые мы работали со светом, второй раз - с музыкой. Нам хотелось представить каждую локацию с индивидуальным освещением и музыкальным сопровождением. Что-то получилось, что-то нет, но идея мне понравилась. Будем развивать. Еще раз огромная благодарность тем, кто помогал с декорациями - без вас мы бы не справились!

Конечно, что-то осталось у меня с предыдущих игр: трактир,  бутылки и алхимические приблуды, а так же монстроописание в библиотеке с "Ведьмака", но все равно, с начала июня мы плотно (насколько это возможно в нашей семье) занимались полигоном: чинили и красили веранду, латали крышу в "кальянной", рисовали, красили, рубили, строгали, ездили по просторам нашего штата и побирались на предмет "а вот у вас есть такая штука, не одолжите ли вы ее нам на игру?".

Утром в пятницу игры по всему нашему району отключили воду. Вот тут-то я и запаниковала: хотела опыт большой игры? хотела "как раньше, на полигоне"? получите, распишитесь. По счастью, проблемы с водоснабжением решились за пару часов, но седых волос мне это прибавило.

Выводы:
1 - при наличии более 50 игроков можно и нужно делать командные вводные!
2 - можно и НУЖНО привлекать команды на обсутройство их локаций. Что мне два-три-пять дней, то команде - несколько часов. В этом отношении хочу похвалить гномов, господина Дроссельмаера и зубную фею, кузнеца Велунда, ведьму Эглаицу, гадалку Маурин и торговку Магду: приехали и поставили свои локации сами, практически без мастерского вмешательства.
3 - лучшие декорации получаются из него и палок: резаные мусорные пакеты, скотч, скрепки и цветная бумага - наше все:)
4 - помощи много не бывает.


Пожалуй, самой большой проблемой для меня было затыкание дыр из-за внезапно слетевших с ролей игроков. При этом кривая выводила  - слетал один, находился другой, - но нервов это стоило изрядно. Кабак был переукомплектован дважды, последний раз - за три недели до игры, и я очень благодарна Васе, Лене, Лене Смирнову, Тане и Оле за спасение ситуации.
Некоторые товарищи умудрились не предупредить нас о том, что не едут вплоть до мастерского звонка - до игры оставалось полтора дня! Воистину, нам помогала третья сила- потому что за эти же полтора дня нашелся новый игрок.
Было ощущение, что мы жонглируем живыми ежами, но при этом ежи горят и все горит, и ты в аду. Не могу сказать, что я это дело шибко обожаю.

Я пытаюсь придумать, как можно обезопасить себя от таких внезапно слетевших граждан. Работа по перекидыванию их завязок ложится на мастеров (а если мастера этого не сделают, пострадают игроки...). Финансовая ответственность тоже ложится на мастерскую группу: взносы подсчитаны, еда закуплена, антураж кое-какой тоже не бесплатный...

Конечно, всегда будут форс-мажоры. Болезни, внезапные неотложные дела, проблемы с транспортом...  но когда я слышу (читаю): "что-то у меня настроения нет...  короче, снимаюсь с игры", то становится обидно за вложенные время и силы - не только мои, но и других мастеров и игроков.

И еще одно, мои дорогие. От лица мастерской группы имею сказать следующее: если вы поссорились с Васей до состояния "на одном гектаре... не сяду" и никак не можете решить эту проблему самостоятельно, помните:
- на данном полигоне два гектара.
- персонажи не тождественны игрокам.
- мастера по запросу могут сделать все возможное в рамках разумного, чтобы ваши персонажи не пересекались
- мастера не несут ответственности за личные взаимоотношения игроков и не будут в них вмешиваться.

На этом я заканчиваю неприятную часть отчета и перехожу непосредственно к игре.

Часть вторая. Игра.

"...Мы ехали-ехали и наконец доехали!"

Дороги перед длинными выходными оставляли желать лучшего. Путь из НЙ до нас, занимающий обычно 3,5 часа, в этот раз растянулся аж на 6,5. Несколько человек намертво застряли. Из Бостона было не лучше: ехать-то оно ехало, но очень и очень медленно.  Тем не менее, мы начали игру с минимальным отступлением по времени, и в будущем планируем делать так же: приехавшие позднее просто переодеваются в костюмы и входят в мир игры. Один встречающий игротехник обеспечивает опоздавших всем необходимым, остальным не приходится ждать.

Кстати, об игротехниках. Ребята, низкий вам поклон и огромная благодарность. В вашей группе был недозаезд, но вы справились.

В пятницу было холодно. Очень жаль, что после бала два человека простыли. Вообще, с балами у нас пока не очень, но вот представление всех гостей Благому Двору мне очень понравилось. И танцы понравились. И фоморы (и тут я еще раз скажу Гарику спасибо за идею и воплощение этих чудовищ).

Самое главное: в пятницу возникло ощущение волшебства, по-настоящему сказочного мира, которое продержалось всю игру. Вот как Звезда засияла, так и началось )

Суббота, конечно, была днем, наиболее насыщенным игровыми событиями. Еще раз убеждаюсь, насколько легче работать, когда мир хорошо понятен игрокам: практически не было вопросов "как это работает", зато было "смотри, я делаю это и это, мне нужно твое подтверждение".  Из запомнившегося: переписывание глав в Книге Сказок (шериф у вас, граждане, преталантливейший жучара!), извлечение нот из Мыша и изготовление защитного короба для книги все от того же Мыша, лично для меня - разговор с Мерлиным (я помню тепло руки даже сейчас), разговор с Томом и после - с Джарефом, выражение лица Тома при разговоре с Джарефом, бургомистра, ярмарку, отца Тука, артистов, гномов.. и конечно, их Величеств. И тролля с бабочкой )) И конечно, уникальный дуэт Мыша и Птицы - помяните мое слово, господа, эти молодые игроки еще прогремят! :)

И пираты.... о, эти пираты, особенно купание в бассейне! Кто пропустил - тот зря )

За игру в воскресенье я боялась. Дождь, да и большинство линий подошло к концу... тем неожиданнее и приятней, да чего там - тем волшебней получился сюрприз со свадьбой Джарефа и Звезды.

Еще раз спасибо Ли за грим, кстати. Дашка, раскарашенная под Володю, была прекрасна. И Свадьба была прекрасная, я много видела игровых свадеб, но мало таких красивых.

Линии сыграли практически все. Не прокатило с крыльями Розетты - и хорошо, что не прокатило. Не удалось разузнать, кто же заколдовал Ди Снея (линия бралась через лавку Дроссельмаера). Не пришлось никому испытать, как же "опасно ходить девушкам по Невскому проспекту" - пардон, заходить все к тому же Дроссельмаеру в гости (а вы думали, у него случайно столько кукол и уголок за занавесочкой...?).
Мне лично жалко, что боевые детки разорили волшебные источники. В следующий раз я боевым деткам уши-то пооткручиваю :) но тут мы сами виноваты: надо было лучше объяснять, что трогать эти вещи нельзя.

Знаете, я скучаю по Труро. По бургомистру, шерифу, горожанам, принцессам, странникам, по всем волшебным существам. И я не прощаюсь: быть может, мы еще заглянем за стену, за которой лежит Волшебная Страна.


Анонс: the Shadow
Опубликован
Формат: английский классический детектив.

Источники: Конан-Дойль, весь канон о Шерлоке Холмсе; Честертон, весь канон об отце Брауне; Агата Кристи - весь канон об Эркюле ПУаро и мисс Марпл.

Общая информация: кросс-пол допускается, костюмы без исторических заморочек: пиджак или костюм-тройка для джентльменов, закрытая блузка и юбка в пол для дам, темный костюм с белой рубашкой для дворецкого, темное платье с белым фартуком для горничной. Поскольку это детектив, ключевые роли расписаны на тех, кто подтвердился почти точно, остальные будут непременно вписаны, процент вовлеченности в сюжет прямо зависит от вероятности попадания на игру.

Место действия: городской дом полковника в отставке Джонатана Уэверли в Эпсоме.

Роли:
Элизабет Уэверли, супруга полковника и сестра Лидии Грейнджер – emuna.
Стивенс, дворецкий – Даня.
Джейн, горничная – Лена.
Майор Себастьян Уэверли, старший племянник полковника Уэверли, служит в Индии -Миша.
Артур Уэверли, младший племянник полковника Уэверли, студент Оксфорда – Володя.
Уильям Скотт, студент Оксфорда, друг Артура, приехавший вместе с ним- sciuro, кросс-пол.
Дункан О'Коннор, молодой джентльмен, друг Артура, приехавший вместе с ним - Таня, кросс-пол.
Уильям Дарси, молодой джентльмен из Австралии – nimmdi, кросс-пол.
Леди из Швейцарии, давняя знакомая полковника Уэверли – Лизa.
компаньонка леди из Швейцарии – Диана.
Леди Эмили Блэклок – Элми.
Мисс Черити Стрейнджер, компаньонка леди Блэклок – iata_s.
Мистер Суизи, поверенный – Костя.
Инспектор Джонсон, Скотленд-Ярд – moebiuscat.
Инспектор Роджерс, начальник эпсомского отделения полиции – thorion.

Если кому-то из перечисленных хочется играть что-то другое, скажите, сменим парадигму.
Если кому-то хочется играть нечто, не попавшее в список ролей, пишите.
Лица игр

Цирилла
(Тамара Ильина. Тюмень)
Ближайшие события
все регионы
13.03.2020-15.03.2020
Комкон 2020
28.03.2020-29.03.2020
Белкон
28.03.2020-29.03.2020
KVENTUM 2020
02.04.2020-05.04.2020
Solmukohta
11.04.2020-12.04.2020
Кокон

Заявиться через: allrpg | rpgdb



Ролевые ресурсы
Другие игры и ресурсы
Настольная игра Берсерк

Клуб любителей Munchkin

Улун - знаменитый китайский чай

Конные прогулки в Подмосковье


Апокриф - четвертая эпоха


дизайн портала - Срочно Маркетинг

TopList
  первая     наверх
info@rpg.ru